Назад

Василий Радлов: Господдержка должна выражаться в деньгах

Василий Радлов: Господдержка должна выражаться в деньгах

«Юный Эрудит» давно известен российской аудитории. Это научно-популярное издание выпускает ИД «Лев» совместно с редакцией французского журнала Science & Vie Junior («Наука и жизнь для подростков»), который, в свою очередь, является «младшим братом» журнала Science & Vie («Наука и жизнь»). Об особенностях такого сотрудничества, а также о работе в онлайне и господдержке мы поговорили с главным редактором «Юного эрудита» Василием Радловым.

- Расскажите, как обстоят дела с подпиской на ваш журнал. Сильно ли изменились за последний год потребности аудитории?

- Тираж издания на данный момент составляет 10 200 экземпляров. Раньше, конечно, был больше.

По подписке такая ситуация: 1-е полугодие 2019 г. – 5 569 экз.; 1-е полугодие 2018 г. – 5 950 экз.; 2-е полугодие 2017 г. – 5 366 экз.; 1-е полугодие 2017 г. – 5 953 экз.; 2-е полугодие 2015 г. – 4 926 экз.; 1-е полугодие 2015 г. – 7 942 экз.; 1-е полугодие 2014 г. – 7 580 экз.; 2-е полугодие 2013 г. – 7 481 экз. Как видно из цифр, снижение тиража (и, соответственно, спроса) происходит одномоментно. Объяснить это я могу только какими-то внешними причинами. Возможно, дело в том, что раньше мой журнал рекламировался на страницах другого журнала нашего издательства, а затем тот журнал закрылся. Мы же можем рекламировать «Эрудита» (точнее, сообщать о его существовании) только в тех изданиях, где это разрешено договором с правообладателем. Таких изданий теперь нет. Кроме того, падение тиражей связано с отказом некоторых ретейлеров продавать журнал в своих сетях. Сейчас я встречаю его разве что в магазинах «Ашан» и киосках. Ну и наконец, спрос зависит и от экономического состояния страны.

По моим наблюдениям, примерно две трети подписки оформляют бабушки, треть – мамы. Не думаю, что подписка оформляется спонтанно, ведь нужно пойти на почту, взять толстый каталог, среди тысячи ссылок наткнуться на мой журнал и по какому-то наитию выбрать именно его. Скорее всего, о существовании журнала узнают, увидев его в киоске или на прилавке, или услышав о нем от других. И вот тут как раз фестиваль детской прессы, который проводит ГИПП, мне в помощь.

- Как вам работается в составе большого медиахолдинга?

- На самом деле, только это и помогает мне выжить. Мой журнал уникален, и руководство понимает это. «Юный Эрудит» для издательства скорее проект имиджевый, нежели коммерческий.

- Насколько необходима государственная поддержка таким изданиям? И в чем она должна выражаться?

- «Юный Эрудит» все-таки образовательный журнал. Насколько нужна господдержка образования? Медицины? Науки? Тут все зависит от целей, которые преследует правительство, от того, чем оно считает свою страну – мировой бензоколонкой или страной, у которой есть будущее.

Выражаться поддержка должна, естественно, в деньгах. Без каких бы то ни было условий. Иначе возникает неоднозначная ситуация. Журналам, конечно, выделяются субсидии на освещение неких «социально значимых тем». Но порой бывает сложно разобраться в критериях отбора. Ну и, конечно, деньги выделяют не самые большие.  Часто такая ситуация приводит к появлению скучного контента, который мало интересен аудитории.

- Юные читатели все чаще предпочитают интернет печатным изданиям. Идете ли вы за аудиторией в онлайн, в соцсети?

- Я не привлекаю читателей через социальные сети, у меня просто нет на это времени. Это делает издательский дом, централизованно, в основном через Instagram. Там есть и страничка моего журнала, куда я пишу краткую информацию (по сути – расширенное содержание журнала), а дизайнер занимается внешним видом аккаунта.

Пока что нет ни сил, ни возможностей как-то развивать работу в социальных сетях. Я и так делаю журнал практически в одиночку. Ну разве что не верстаю его.

- Планируете ли использовать digital-технологии в своем издании?

- Если под цифровым контентом вы подразумеваете часть материала, опубликованного в интернете, то конечно. Но, в принципе, мы даем ссылки, если описываем какое-то явление или опыт, демонстрация которых представлена роликом в интернете. Бывает и так, что просто разбираем какой-то популярный ролик, связанный, например, с неочевидным явлением или математической задачей. В интернете же полно всяких видео, демонстрирующих якобы абсурдные или «невозможные» явления. Вот мы и объясняем по мере сил, что к чему и что там не так. Правда, не в каждом номере мы это делаем.

- Вы сотрудничаете с журналом Science & Vie Junior. В чем отличие русскоязычного контента от зарубежного? И чем обусловлены эти различия?

- Сотрудничая с SVJ, мы получаем качественные иллюстрации. Это первый и огромный плюс такой работы.

Кроме того, мы получаем тексты, которые сильно отличаются по стилистике от текстов, сделанных нашими авторами. Французские тексты более свободны, не так академичны, они, я бы сказал, написаны на языке подростков. Тексты отечественных авторов могут быть безукоризненны с научной точки зрения, но такая выверенность порой выглядит скучновато, как страница какого-то учебника.

Что же касается содержания, французы не стесняются затрагивать темы, которые у нас считаются «стыдными». Например, они могут запросто написать об устройстве туалета в космическом корабле и дать соответствующие картинки со всеми, простите за каламбур, вытекающими подробностями. Или рассказать, как происходит совокупление тех или иных животных. У них вообще нет запретных тем. Отдельной строкой – то, что у нас может попасть под действие различных запретительных законов. В огромной степени наличие этих законов и обуславливает различия в контенте. Если автор (редактор) чего-то боится, то и результат будет стерилизованный. Ну это, по-моему, очевидные вещи.

- Все-таки вы стараетесь больше ориентироваться на стиль французских авторов или наоборот, пишете статьи так, как это принято у нас?

- Вообще, я, конечно, хотел бы, чтобы журнал читался легко, поэтому стараюсь ориентироваться на свободный стиль. Но это не всегда получается. Наши авторы обычно стараются упихнуть как можно больше информации и как-то разбавить статью иногда просто не удается – не хватает места или получается скачущий стиль. У нас вообще другой подход к научно-популярным изданиям. Мы стараемся рассказать обо всем понемногу, и в результате текст получается лаконичным. Французы же делают акцент на какой-то частности, и тут больше возможностей для свободного стиля.

Или, к примеру, во французском журнале есть целый разворот, посвященный неточностям в вышедших ранее материалах. Читатели пишут о найденных ошибках, издательство благодарит за внимательность, что-то объясняет по этому поводу, извиняется. У нас тоже бывают ошибки. Например, несколько месяцев назад я неправильно перевел число в двоичную систему. Это заметил читатель, и написал в адрес издательства, которое восприняло эту мою ошибку как какое-то ЧП. А ведь на самом деле французский подход позволяет еще раз вернуться к предыдущей статье, глубже рассмотреть все нюансы. Такое углубленное копание, в конце концов, просто интересно! Наверное, и мне после моей ошибки следовало не только коротко извиниться за нее, но и написать, как производится перевод в различные системы счисления, зачем это нужно, и т. д. и т. п., но у меня для этого просто нет места.

- Хотелось бы услышать вашу оценку конкурса детских СМИ «Волшебное слово» и Всероссийского фестиваля детской прессы. Что вам дает участие в них?

- Приятно видеть, что ты интересен не только детям-читателям, приятно, что на тебя обратили внимание, и конечно, мои позиции в издательском доме укрепились. Встречи с коллегами тоже оставили свой след – нам, москвичам, трудно представить, как удается выжить региональным издателям. И, разумеется, огромное спасибо «Волшебному слову» и фестивалю за посильную рекламу моего журнала. Увы, другой рекламы у меня просто нет.

Алина Кренделева

Материал опубликован в августовском номере журнала «Стратегии и практика издательского бизнеса. WAN-IFRA-ГИПП Magazine»

Все материалы свежего номера читайте здесь

Ссылки по теме:

Детская пресса: о супергероях замолвите слово

Три предложения от «Пяти углов»

Виктор Бакурский: Детский журнал товаром не является

Елена Шитикова: За волосы схватиться или схватить?

Элемент 92686 не найден.

Читайте также

все новости