Назад

Парад победы книги

В центре Москвы 6-8 июня пройдет летний книжный фестиваль "Красная площадь". Он состоится уже в шестой раз, но в этом году он станет событием исключительным. Это первое открытое культурное мероприятие в мире, которое пройдет в условиях карантинных ограничений. О том, ради чего книжники страны отважились на этот шаг, мы поговорили с заместителем руководителя Роспечати Владимиром Григорьевым.

Владимир Викторович, пока на сайте мэрии Москвы не появилась официальная информация, что 6-8 июня на Красной площади пройдет открытый летний книжный фестиваль, многие мои коллеги по писательскому и журналистскому цеху не верили в это. Мы уже привыкли жить на карантине, в том числе в культурном пространстве. Можно хоть ежедневно смотреть трансляции из Метрополитен-Опера, виртуально посещать Третьяковку и Эрмитаж, слушать выступления Дениса Мацуева и наслаждаться новинками мирового кинематографа, не вставая с дивана.

В связи с этим первый вопрос: зачем? Можно ведь было отложить, перенести, да просто пропустить, ничего страшного не произошло бы. Между тем власти дали разрешение на, по сути, первое в мире открытое культурное мероприятие. И оно связано с книгами. Для меня очевидно, что это какой-то "месседж". Но в чем он? В том, что Россия по-прежнему литературная держава?

Владимир Григорьев: Потому что мы, Россия, литературоцентричная страна и потому что мы, по гамбургскому счету, все еще читающая нация, и хотелось бы такой и оставаться. Поэтому, когда постепенно начали снимать карантинные ограничения и в Москве открылись крупные торговые центры, ГУМ, ЦУМ и Детский мир, мы обратились к правительству с просьбой, учитывая то тяжелое положение, в котором оказалась книжная отрасль, дать нам глоток свободы, чтобы у издателей и писателей была возможность презентовать свои книги офлайн.

Ну да, надо было мужество для оргкомитета фестиваля сделать этот шаг - попробовать первыми выйти из карантина, нас уже стали казнить словами...

Послушайте, около 600 писателей, издателей, и вы, Павел, в том числе, написали письмо в правительство с требованием немедленно открыть книжные магазины для спасения целой отрасли... Вот и первый шаг навстречу.

В Чехии, между прочим, во время карантина не закрывались книжные магазины - и этот аргумент мы тоже слышали из уст ваших коллег.

Мы стали такими Робинзонами, у которых вместо любимой козы компьютер, а корабля с живыми людьми он уже и не ждет.

Владимир Григорьев: Да. Конечно, мы могли бы попробовать провести фестиваль онлайн. Скажу больше - готовили и такой формат. Но, конечно, надеялись, что получится дать сигнал стране, что мы потихоньку выходим из виртуальной реальности в нормальную жизнь и не приговорены сидеть все время дома перед компьютером. Что есть возможности возвращения в живую жизнь. Уже открылись библиотеки и книжные магазины, скоро откроются музеи. Дай бог, существующая тенденция снижения уровня заболеваемости продолжится и откроются рестораны, парикмахерские, спортивные клубы... Наш фестиваль - сигнал долгожданных перемен. Все очень устали психологически. И пусть с ограничениями, с социальным дистанцированием, в разумном сочетании офлайна и онлайна мы проведем этот праздник книги. В конце концов, доктор спасает тело, книга спасает душу!

Наш фестиваль - сигнал долгожданных перемен. Все очень устали психологически. И пусть с ограничениями, с социальным дистанцированием, в разумном сочетании офлайна и онлайна мы проведем этот праздник книги

Это правда! Я бы сказал: во время карантина людям было доступно все: продукты, товары первой и не первой необходимости и даже культурные продукты онлайн. Было доступно все… кроме людей. Мы стали бояться друг друга. Надеюсь, что этот фестиваль станет первой ласточкой лета после карантинной весны, когда люди смогут вместе оказаться на одной культурной площадке.

Владимир Григорьев: И у нас в Федеральном агентстве были сомнения: отложить, не отложить… Но, как только приоткрылось окно возможностей, мы обратились к ведущим общественным организациям книжников и получили полную поддержку. И наш фестиваль, напомню, проводится не в случайные даты: 6 июня - день рождения Александра Сергеевича Пушкина и День русского языка. Это традиционный для Москвы и всей страны праздник, который всех объединяет: поэтов, прозаиков, критиков, издателей и, самое главное, читателей.

Еще для нас важно поддержать самим фактом проведения фестиваля на главной площади страны пострадавшую книжную индустрию. Показать, что жизнь продолжается, правительство проявляет озабоченность в связи с ситуацией в этой отрасли. Свидетельством тому постановление о внесении книжной индустрии в список отраслей экономики, наиболее пострадавших от коронавируса.

Вы искренне приглашаете на фестиваль. Вот пришел книгочей, а его не оштрафуют, если он отклонился более двух километров от дома?

Владимир Григорьев: В Москве все уже освоились с существующими правилами. Конечно, фестиваль пройдет в ограниченном режиме и с соблюдением всех необходимых эпидемиологических норм: маски, перчатки, социальная дистанция, регулярная дезинфекция площадок. Важное условие: на фестиваль не смогут, увы, пройти люди старше 65 лет и дети младше 7 лет. Но вообще тем, кто считает, что фестиваль опасен, хочу сказать, что он куда менее опасен, чем посещение супермаркетов. Ведь это мероприятие на открытом воздухе, все фестивальные павильоны открытые, но при этом с тентами от дождя. Я думаю, одна из главных задач фестиваля еще и сигнализировать читателям, что издательства живы, что открылись книжные магазины и можно безбоязненно их посещать.

Выступающие на стендах будут в масках?

Владимир Григорьев: Да, но прозрачных, чтобы была видна улыбка. Пора уже начать улыбаться друг другу.

Для посещения фестиваля кроме масок и перчаток будет достаточно разового пропуска для передвижения по Москве в личных целях или нужна специальная регистрация?

Владимир Григорьев: Посещение фестиваля будет бесплатным. Но это не футбольный матч и не выступление рэп-звезды. Все пространство Красной площади порядка 25 тысяч квадратных метров. Там будет стоять семь павильонов с открытыми подходами к ним. И поскольку количество людей, одновременно находящихся на площади, будет ограничено, мы сделаем для гостей 2-часовые сеансы. Зарегистрировавшись на один из сеансов, можно будет пройти на фестиваль.

А где регистрироваться?

Владимир Григорьев: Можно будет в том числе и на сайте фестиваля. Мы об этом объявим дополнительно.

Вы упомянули о постановлении правительства о внесении книжной отрасли в список наиболее пострадавших от эпидемии. Насколько она пострадала и в каком состоянии находится сейчас?

Владимир Григорьев: Да, книжная индустрия пострадала достаточно сильно. Думаю, что по результатам года она потеряет процентов 15-17 доходов. Даже после эпидемии восстановить привычку людей ходить в книжные магазины будет сложно. Это связано и с тем, что многие издательства, ответственно выполняя свою важную социальную функцию, открыли свободный и бесплатный онлайн доступ к своим книгам, понимая, как важно людям, оставаясь дома, все-таки читать, самообразовываться. Примечательно, что и многие ведущие авторы с этим согласились, хотя литература для них - единственный источник дохода. Через книжные магазины издатели продают около 70% своих книг. 5% дохода дает электронная книга. И примерно 25 % - онлайн-торговля. И хотя онлайн-торговля не закрывалась, но для ведущих интернет-площадок книги не были приоритетом. Поэтому падение доходов издательств было серьезным. За апрель-май оно исчисляется миллиардами рублей. Но больше всего пострадали книжные магазины, которые в условиях закрытия были на грани выживания. Поэтому их первыми внесли в список наиболее пострадавших. Теперь туда включены и издательства.

Что это значит?

Владимир Григорьев: Это даст возможность получения безвозвратных кредитов, если вы сохраняете 90% сотрудников. Дальше: отложенные налоги, отложенная плата за аренду, сокращение страховых взносов. Это возможность вздохнуть и начать работать по-новому. Уроком полного карантина для издательств стало понимание, что необходимо более тесно общаться с читателями через интернет. Нужно разрабатывать новые стратегии по коммуникации с читателем, тогда издательства смогут сохраниться в динамично меняющемся мире. Есть угроза, что интернет-компании, как это было в истории с "Амазоном", решат, что издательства просто не нужны. Они будут платить писателям, которые будут выставлять на их площадках свои тексты.

Без корректуры и редактуры? Но мы с вами знаем, какое значение имеет квалифицированный редактор для качества книги.

Владимир Григорьев: Серьезный редактор не может выпускать даже 20 книг в год. Он каждую книгу должен пропустить через свою душу, талант, не говоря уже о коммуникации с автором. Такой редактор - это "мост" между автором и читателем. Традицию сломать можно, но это путь в никуда. Поэтому так важно, чтобы издательства, особенно небольшие, выжили и продолжали ревностно служить развитию нашей книжной культуры. По-другому просто не получится. Книга должна оставаться штучным товаром. Да, небольшие издательства не выпускают сотни наименований в год, но зато трепетно относятся к каждой книге, которая у них готовится.

Необходимо сделать все возможное, чтобы сохранились и независимые книжные магазины со своим ароматом и уникальным подбором литературы.

Как вы оцениваете существование в онлайн-режиме крупных премий "Большая книга" и "Лицей", которые недавно объявили "короткие списки" дистанционно?

Владимир Григорьев: Это замечательно, что они их объявили, но вы же понимаете, что объявление финалистов и лауреатов - это праздник встречи и общения писателей, критиков, издателей с победителями. Вот этого праздника, увы, в привычном душевном объеме не было.

Лауреатов премии "Лицей" объявят 6 июня на Красной площади? Они будут там присутствовать?

Владимир Григорьев: Думаю, да. Москвичи во всяком случае.

Книга открывается, жизнь продолжается - мы ведь об этом мечтали на жестком карантине.

Добро пожаловать!

Или пожаловаться?... Начните с сайта…

Читайте также

все новости