Назад

«Октябрьские хроники». Юбилеи «демократического» произвола

4 октября мы отметили 10-летие расстрела первого всенародно избранного российского парламента. Через неделю, 10 октября, – 10-летие начала вещания первого частного федерального телеканала НТВ. А 16 лет назад, в октябре 1987 года, началась «демократическая» карьера Бориса Ельцина, человека, сделавшего возможным и то, и другое.

Помните тот эпизод? Пленум ЦК КПСС. Чисто ритуальный, ибо единственная его задача – утвердить доклад Генсека к 70-летию Октябрьской революции. В самом конце работы, когда участники уже мыслями в буфете, к микрофону прорывается первый секретарь Московского ГK КПСС Борис Ельцин, критикует недостаточно быстрые темпы перестройки и просится в отставку. С точки зрения партийного этикета, событие чрезвычайное. Поход в буфет откладывается, товарищи по партии смачно ругают Ельцина, освобождают его от должностей партийных и переводят на должность министерскую.

«История никогда не простит вам, что в октябре 1987 г. вы не воспользовались шансом политически уничтожить Ельцина», - сказал я как-то Михаилу Сергеевичу Горбачеву. «Ты прав, - тяжело вздохнул он. - Надо было его не в Москве оставлять, а отправить послом куда-нибудь подальше».

Мои представления о политическом убийстве отличаются от представлений бывшего Генсека. На его месте я не стал бы скрывать от народа текста сумбурного выступления Ельцина; напротив, распорядился бы напечатать его во всех газетах, с утра до вечера читать по радио и телевидению, издать отдельной брошюрой, сделать обязательным для изучения в системе партполитучебы, а самому Борису Николаевичу присвоил бы звание Героя Социалистического Труда. И он был бы счастлив, и народ поставил бы на нем крест как на оппозиционере.

Вместо этого его публично унизили, в результате чего вся кипучая энергия его честолюбия оказалась направленной на месть. Тяга к разрушению при отсутствии хотя бы внутренних моральных ограничений в сочетании с любовью народа, одновременно измученного и испорченного комунизмом, сделала Ельцина «злым гением» российской демократии, если под таковой, конечно, понимать не произнесение красивых слов, а игру по правилам, т.е. следование законам и процедурам, компромисс и согласование интересов, а также готовность признать поражение. К тому времени, когда народная любовь прошла, он успел узурпировать все рычаги государственной власти.

Что общего между роспуском парламента и созданием НТВ? Есть связь поверхностная и очевидная. Благословив частное телевидение, президент бросил кость общественному мнению, главным образом международному, несколько шокированному танковой стрельбой в столице европейского государства. Есть и связь более фундаментальная: произвол. И то, и другое делалось не по праву, а исключительно по воле президента.

Смотрите: каких только экзотических законов не принимали у нас в годы ельцинского правления: и закон о СМИ, и закон о господдержке СМИ, и закон о поддержке районных и городских газет, и закон о гарантиях избирательных прав граждан и даже, помнится, был еще какой-то президентский Указ о дополнительных мерах по обеспечению свободы и независимости прессы. Нет у нас до сих пор только того единственного специального закона, в котором нуждаются СМИ в демократическом обществе: закона о вещании, который регулировал бы порядок распределения вещательных частот – ограниченного государственного ресурса. Впрочем, такой закон был принят Думой в 1995г., но тут же заветирован президентом, ибо лишал его единоличного контроля за телевидением. Изучите историю НТВ на его официальном сайте http://www.ntv.ru/about/index.jsp?what=History – там три Указа Ельцина, дарующих блага одной частной компании.

Именно это обстоятельство роднит «дела» Гусинского и Ходороковского, очередной всплеск которых тоже пришелся на рецензируемый месяц. Империи и того, и другого строились не на твердом юридическом фундаменте, а на произволе. И потому обе оказались уязвимыми для произвола при смене власти. И такие ситуации могут повторяться бесконечно до тех пор, пока страна, наконец, всерьез – на уровне законодательства, а не политической целесообразности - не приступит к ликвидации последствий правления своего первого президента.

Алексей Панкин

Читайте также

все новости