Назад

ГЭЛЛАП ПРОТИВ ГЭЛЛАПА

Название "Гэллап" в России хорошо известно. Впрочем, не все знают, что "тот самый" американский "Гэллап" и компания, работающая под этим именем в России, никак не связаны друг с другом. Об этом на пресс-конференции во вторник рассказал сам Алек Гэллап, сын основателя американской компании и нынешний сопредседатель Gallup Organization.

Gallup Organization занимается опросом общественного мнения, издательской деятельностью, консалтингом и исследованиями рынка. Компания работает в 47 странах, а права на использование ее торговой марки используются более чем в 80 странах. России в этом списке нет.

В 1995 году Gallup Organization, решившая выйти на наш рынок, зарегистрировала в России свою торговую марку - но слишком поздно. Дело в том, что в начале 90-х финская компания Suomen Gallup Oy получила от Gallup Organization разрешение использовать марку "Гэллап" на территории Финляндии. На прочие страны договоренность не распространялась. Однако в скором времени в финской компании сменилось руководство. Оно решило пойти своим путем - открыло в России дочернюю структуру Gallup Media, которая стала использовать - и использует по сей день - марку "Гэллап".

Американский "Гэллап" принялся судиться, но безуспешно. В феврале нынешнего года Арбитражный суд Москвы вынес решение в пользу Suomen Gallup Oy.

- Свой иск мы строили на том, что использование нашего имени может ввести потребителя в заблуждение, - говорит адвокат Владимир Шитиков. - Но суд решил, что это не так.

Конечно, русский "Гэллап" вызывал вопросы не только у американцев, но и у своих российских конкурентов, не использующих столь громкое имя.

- В свое время нам это мешало, - говорит Елена Конева, директор группы компаний "КОМКОН". - Иностранцы, которые сюда приезжали, шли туда из-за имени. Сейчас нам все равно - нишу, которую они могли занять, в том числе и благодаря имени "Гэллап", они уже заняли. И потом, все уже понимают, что дело не только в имени. Но почему это плохо для России? Потому что американский "Гэллап" мог бы здесь работать, а его нет. Между тем они здесь очень нужны. Игроков на рынке политических исследований очень мало, и не хотелось бы, чтобы он стал монополизированным.

В четверг в арбитражном суде снова пройдут слушания. Американцы не теряют надежды на выигрыш: только в этом случае они смогут прийти в Россию.

- Еще мой отец во времена "холодной войны" мечтал работать в России, - говорит Алек Гэллап. - Это единственная крупная держава, в которой мы не представлены. Но отец решил, что мы не придем сюда, пока не решится вопрос с чистотой нашей торговой марки.

- Мы хотим вести здесь исследовательскую работу. Это необходимо, чтобы люди в других странах понимали, как русские относятся к разным событиям. Однако компания, использующая наше имя, ставит под угрозу нашу репутацию, - убежден старший юрисконсульт Gallup Organization Стивен О Брайн.

Недавно финская компания была куплена знаменитой международной структурой TNS, которая, однако, не склонила свою "дочку" отказаться от использования чужого бренда. Специалистов это удивляет, поскольку TNS - весьма громкое и известное в мире название. К тому же она работает на медиа-рынке. Это существенно, поскольку, в отличие от российской компании, Gallup Organization не составляет медиа-рейтингов (на которые ориентируется рекламодатель, выбирая то СМИ, где лучше разместить рекламу. - "Известия"). Алек Гэллап считает, что это "сфера, подверженная стороннему воздействию, лоббированию, в которой сложно давать честные оценки". По его мнению, то, что российская компания работает в области, куда американский "Гэллап" не заходит, - это "отягчающее обстоятельство".

Руководители Gallup Organization затруднились ответить на вопрос о стоимости бренда "Гэллап" и об ущербе, нанесенном его незаконным использованием. Однако они отметили, что это старейшая марка в отрасли (компания была основана в 1935 году), что она входит в категорию ведущих марок мира и что ее узнаваемость составляет 60-70 процентов.

Заместитель генерального директора TNS/Gallup Media Александр Костюк утверждает, что с самого начала конкуренты компании имели отношение к этому процессу. А вчерашняя активизация американцев связана в том числе и с предстоящим в конце года тендером на измерения телеаудитории.

- Не могу назвать эти компании, но уверен, что они будут в числе соискателей на конкурсе, - сообщил Александр Костюк. - Мы в этом деле принимаем косвенное участие, так как судимся не мы, а американцы и финны, но на территории Российской Федерации. Также меня смущает то, что пресс-конференцию Алек Гэллап дал перед судебным слушанием. Он не уверен в успехе? Думает, что ему нечего будет сказать после суда?

На вопрос о том, что будет, если американцы все-таки выиграют суд, Александр Костюк заявил: "Мы законопослушные люди и, конечно, можем отказаться от использования в названии фамилии Гэллапа, но это не изменит сути нашей работы, тех уникальных технологий, которыми мы владеем". Александр Костюк подтвердил намерения компании участвовать в тендере, отметив, что документы они пока не подавали, но у них еще есть время до 30 ноября.

Алек ГЭЛЛАП, сопредседатель Gallup Organization: "Лучший способ - не работать на "группы по интересам"

- Г-н Гэллап, насколько прибылен ваш бизнес? С чем его можно сравнить?


- Мы очень хорошо зарабатываем. Маржа прибыли не слишком большая, но методология отлажена, есть стандартные исследовательские инструменты, и прибыль у нас выше, чем в среднем по нашей отрасли - 15-16 процентов.

- В России распространен такой вариант: в социологическую службу приходит политик и говорит: сделайте мне во-от такой рейтинг. Какие механизмы защищают от этого?

- Мы абсолютно не работаем для кандидатов на политические посты или для партий. Они никогда не бывают нашими клиентами, как и любые организации, которые ведут политическую или иную кампанию, например против абортов. Именно для того, чтобы сохранить независимость и избежать воздействия на результаты нашего анализа. Лучший способ - не работать на группы по интересам, ассоциации и структуры, которые преследуют свои цели. Мы сами формулируем вопросы, сами задаем и сами оплачиваем эту работу.

- Что вы считаете самым большим успехом Gallup Organization?

- Через полгода после событий 11 сентября мы провели опрос в исламских государствах, включая Иран, что, как вы понимаете, было нелегко. И это показало, что настроения в этих государствах были чрезвычайно антиамериканские - такого не ожидало правительство США. Один вопрос звучал так: моральная приемлемость поступка пилотов, протаранивших здания 11 сентября. Большинство людей в мусульманских странах высказались против этого. Но, сравнивая, они сказали, что американское вторжение в Афганистан еще более неприемлемо, чем самолеты-убийцы.

Мила Кузина
Анастасия Нарышкина
"Известия", 05.08.03
www.izvestia.ru

Читайте также

все новости