Назад

ЦБП: настоящее и будущее

COVID-19 повлиял на мировую экономику, в том числе и на целлюлозно-бумажную промышленность. Эксперты пока аккуратно оценивают перспективы отрасли. О том, что происходит в ЦБП сейчас и что ждет ее дальше, в интервью газете «Огни Вычегды» рассказал председатель правления РАО «Бумпром», председатель подкомитета по целлюлозно-бумажной промышленности Комитета ТПП РФ по предпринимательству в лесопромышленном комплексе Юрий Лахтиков.

Юрий Лахтиков – Юрий Олегович, с какими результатами целлюлозно-бумажная отрасль завершила первое полугодие 2020 года в России?

– В начале года можно было проследить конкретные тенденции: минимальный прирост по производству бумаги и картона на 0,7%, ожидаемое снижение по газетной бумаге и небольшое по производству офсетной бумаги, прирост по упаковочным видам продукции (гофрокартон, мешки и пакеты, санитарно-гигиенические изделия). То есть продолжалась линия, которая наблюдается на протяжении последних нескольких лет. Но итоги первого полугодия нарушили эту привычную картину, поскольку во многом были предопределены глобальной пандемией коронавируса.

Производство бумаги и картона в январе-мае 2020 года увеличилось по сравнению с уровнем прошлого года на 5%, в основном за счет крафтлайнера (рост на 28%, или на 185 тысяч тонн). Увеличился и выпуск упаковки из первичного и вторичного волокна (мешков, гофроящиков) и санитарно-гигиенической продукции.

Тенденция по снижению потребления из-за падения покупательской способности хорошо заметна по производству потребительской продукции не первой необходимости. Это обои (спад более чем на 30%), общие и школьные тетради (снижение на 10%), канцтовары и ряд других продуктов.

В то же время скачкообразно вырос спрос на продукцию хозяйственно-бытового назначения – одноразовые салфетки, скатерти, полотенца, туалетную бумагу, санитарно-гигиенические изделия. На упаковку спрос стал более хаотичным: упала потребительская способность населения, закрылось и снова открылось большинство торговых центров крупных ретейлеров, при этом выросло количество государственных заказов по поставкам продукции первой необходимости.

– Расскажите, пожалуйста, о тенденциях в экспорте целлюлозно-бумажной продукции.

– Объемы поставок на экспорт товарной целлюлозы в январе-мае этого года несколько выросли (на 3%), однако из-за снижения цен валютная выручка сократилась почти на 20%. По газетной бумаге ситуация еще тревожнее: снижение тоннажа экспорта составило 5%, а стоимость упала на 35%. Относительно стабильными, на уровне прошлогодних показателей, были поставки крафт-, тестлайнера и флютинга. Снижение цен и объемов поставок продукции ЦБП соответствовало мировым трендам, было характерно для продукции многих других производств и вызвано, главным образом, падением потребления из-за пандемии во многих странах.

– Какие международные факторы повлияли?

– Во-первых, уже упомянутый COVID-19. Во-вторых, конкретные действия отдельных стран. В июле 2019 года правительство Индии ввело 15-процентную импортную таможенную пошлину на газетную бумагу из ряда стран, включая Россию, и это значительно сказалось на объемах российского производства и экспорта. В конце января 2020 года благодаря общим усилиям Межправительственной комиссии, Российского экспортного центра, Минпромторга и Торгово-промышленной палаты РФ пошлину снизили с 15 до 5%. Сразу после этого Индия инициировала антидемпинговое расследование в отношении российских производителей газетной бумаги. То есть, с одной стороны, снижение пошлины, а с другой – претензии из-за вынужденного снижения цен. Сейчас расследование фактически заморожено из-за коронавируса, и окончательные решения пока не приняты.

В мае 2020 года правительство Турции ввело импортную таможенную пошлину на ряд товаров, в том числе на писче-печатную бумагу. Данная мера была направлена против тех стран, с которыми у Турции не было заключено прямых торговых соглашений, и Россия попала в этот список. Сейчас ведется работа на площадке Минэкономразвития России с участием предприятий – АО «Монди СЛПК», ЗАО «Интернешнл Пейпер» и АО «Группа «Илим».

– Можно ли сейчас строить прогнозы, как будет развиваться ситуация?

– В настоящий момент мы имеем данные только за пять месяцев. Фактически ситуация еще не начала выправляться – пока не наблюдается рост потребительского спроса, поэтому строить догадки бессмысленно. Для России многое зависит от улучшения положения на мировых рынках, колебаний цен на нефть и газ и объемов их поставок. Это влияет на реальные объемы и формы мер поддержки со стороны государства для предприятий во всех отраслях промышленности и областях экономики и, что, возможно, важнее всего, непосредственно для населения страны.

Более показательными в плане осмысления итогов первого полугодия и определения тенденций станут данные, полученные в третьем квартале. Конкретные прогнозы эксперты обещают дать ближе к осени на основе результатов первого полугодия и фактического развития ситуации с COVID-19.

– Такое неопределенное положение вещей в ЦБП наблюдается по всему миру?

– Совершенно верно. Снижение потребления по основным группам товаров прослеживается везде без исключения. Где-то производство идет с небольшим плюсом, но в основном предприятия работают на заполнение свободных складских мощностей и удовлетворение внутреннего спроса. Это происходит потому, что они испытывают дополнительные трудности при перемещении грузов за пределы государств из-за значительного усиления санитарного контроля на границах. Кто-то может сказать, что производство развивается нерационально, но это лишь вынужденный, ранее не наблюдавшийся этап в ожидании скорого возобновления роста потребления.

Читайте также

все новости