Назад

Станет ли журналистика лучше от переименования кафедры в МГУ

Станет ли журналистика лучше от переименования кафедры в МГУ
На факультете журналистики МГУ им. Ломоносова переименовали кафедру. Казалось бы, и что? Но с этой кафедры добрая часть нынешних журналистов вышла, как из "Шинели" Гоголя. Легендарная "Кафедра периодической печати", или "перпечати", как ее называли для краткости, теперь называется "Кафедра цифровой журналистики". Многие восприняли это едва ли не как прощание с классической журналистикой. О том, почему решено поменять название и как это отразится на учебе и профессии в целом, "Российской газете" рассказала декан журфака МГУ Елена Вартанова.

Елена Леонидовна, журфак следует трендам или периодической печати действительно пора на полку?

Елена Вартанова: Кафедра, конечно, легендарная. Но, напомню, она несколько раз уже меняла имя. Как только в Московском университете открылся журфак - в 1952 году, была создана кафедра истории, теории и практики партино-советской печати. В 1963-м она разделилась на кафедру истории партийно-советской печати и кафедру теории и практики партийно-советской печати. Когда я училась, мы ласково называли ее "тырпыр". После 1991 года кафедра стала называться кафедрой периодической печати. Удивительно, но в названии никогда не было слова "журналистика". Мне это кажется несправедливым: на факультете мы должны говорить не только о носителях - периодическая печать, телевидение, радио, новые медиа. Но прежде всего - о содержании профессии, о ее ответственности перед обществом. Это не похороны журналистики, а ее новое видение.

Цифровая журналистика - это смена сути профессии?

Елена Вартанова: Это новые инструменты, которые находятся в руках у журналиста. Могли ли мы в 70-е, 80-е и даже 90-е годы представить себе интервью по зуму? Это новая среда, в которой помещается гораздо больше произведений, чем в печатной журналистике. С аудиторией тоже совершенно другие отношения: она интерактивна и не только читает, смотрит и слушает, но и участвует в создании контента, как сейчас принято говорить. А читательские письма - главный канал обратной связи? Сегодня это килобайты - сообщения в мессенджерах, соцсетях, электронной почте. Поэтому эпитет "цифровая" - о той среде, в которой сегодня живет журналистика. А суть профессии неизменна: принципы социальной ответственности, достоверности, объективности, полноты изложения информации. В цифровой среде они еще более актуальны.

Осталось ли место в цифровой журналистике для традиционных жанров: эссе, очерка? И знают ли их студенты?

Елена Вартанова: Студенты с удовольствием работают в цифровой среде. Но, повторюсь, дело не только в носителе информации. Важно думать, как цифровая журналистика взаимодействует с базовыми принципами профессии. Курсы профэтики журналиста сейчас необходимы как никогда. Мы не хотим, чтобы с потерей популярности бумажных СМИ у молодежи принципы классической журналистики тоже ушли. А жанры трансформируются. То, что сегодня принято называть лонгридом, часто не что иное, как современный мультимедийный очерк. Жанры адаптируются под новые требования: аудио-, видеозапись, монтаж, инфографика... Но по-прежнему в основе всего остается текст.

А газетные киоски все чаще пустуют. Мало кто спешит купить свежую прессу.

Елена Вартанова: Не стала бы так "рубить". Газеты очень по-разному себя чувствуют в разных городах: в регионах спрос на местную прессу очень большой, причем именно на бумажную. Хотя, конечно, самые преданные читатели "бумаги" - люди старшего поколения. Да, газета все больше уходит в онлайн. Но полное исчезновение бумажной газеты было бы, на мой взгляд, большой потерей для общества. Ведь бумага хранит историю. Да, сегодня почти вся информация - в виртуальных облачных хранилищах. Но... Ученые-историки изучают прошлое России именно по газетным архивам.

Очевидно, что газеты уменьшат свои тиражи и, возможно, даже станут определенного вида искусством. Таким высококачественным, отчасти люксовым. Но даже уйдя в цифру, журналистика должна остаться журналистикой. Для этого кафедра и меняется.


Читайте также

все новости