Назад

Сергей Корсачев: Льготы на выручку

Сергей Корсачев: Льготы на выручку

Киоски прессы должны быть действительно социально значимыми объектами, а не частью коммерческой структуры. В этом убежден Сергей Корсачев, учредитель ООО «АМО-Пресс», одного из крупнейших федеральных операторов рынка печатной продукции и логистики. Он объяснил нам почему, а также рассказал о том, как его компания пережила пандемию и в чем заключаются главные проблемы рынка распространения сегодня.

– Расскажите, как ваша компания развивалась за почти четверть века своего существования и с каким багажом подошла к дню сегодняшнему.

– Компания «АМО-Пресс» была образована в 1998 году и начала свою деятельность с распространения прессы в Москве. Предприятие постепенно развивалось и из небольшой киосковой сети в Выхино-Жулебино выросло в крупного федерального распространителя печатной продукции. Сегодня мы обслуживаем около 450 киосков печати в столице. Причем в нашей московской сетке как киоски на улице, так и павильоны в метро. Кроме того, у нас еще есть небольшое количество объектов в Московской области, а также дочерние компании «Трейдинг-Пресс» и «Мультитранс», которые обслуживают киоски в Рязани и в Нижнем Новгороде соответственно.

С 2005 года мы стали активно развивать логистику и формировать собственный автопарк грузового транспорта, чтобы обеспечивать развоз продукции издательских домов по федеральным и региональным клиентам. Весь поток печатной продукции складируется и сортируется в Москве и идет дальше по регионам, поэтому главный склад у нас находится в Томилино. Также мы решили продумать логистические цепочки в регионах и потихоньку стали их выстраивать. На сегодняшний день у нас арендованы склады в Казани, Владивостоке, Ростове, Нижнем Новгороде, Рязани, Новосибирске и других городах.

– Есть ли планы расширять собственную киосковую сеть и выходить в другие города?

– В принципе, планы есть, но перспектив, скажем так, немного. Сейчас наблюдается общая тенденция спада киоскового рынка: много киосков в России закрывается каждый год.

– Как вы пережили два пандемийных года?

– Пандемия на всех участниках рынка отразилась негативно. Потому что, прежде всего, снизился трафик, а для киосков это самое важное. Многие перешли на удаленку и пассажиропоток очень сильно уменьшился. Была еще одна проблема: некоторые киоски не работали, потому что не хватало здоровых продавцов. Как правило, киоскеры – люди возрастные, и большая часть из них все-таки переболела.

А в логистике, как раз наоборот, спада как такового не было, народ стал активно покупать в интернете. То есть поначалу мы ощутили даже небольшой подъем, потому что количество интернет-заказов увеличивалось, а мы работаем со многими крупными грузоперевозчиками, делаем им магистральную доставку.

– Получается, логистика стала спасательным кругом для вашего бизнеса?

– Отчасти. Все-таки властями были предприняты меры поддержки отрасли.

– Вам удалось воспользоваться мерами поддержки правительства?

– Именно правительственными нет: мы по ОКВЭД не прошли. Но я знаю многие компании, которые прошли и воспользовались этими мерами, в том числе и бесплатным кредитом, и получением денежных средств в размере МРОТ на сотрудников.

Для нас приятной неожиданностью стало то, что Москва пошла на беспрецедентные меры и дала нам три месяца нулевой арендной ставки. То есть мы думали, что будем платить аренду, а большая часть киосков у нас была закрыта по понятным причинам. В конечном итоге такая мера поддержки, как целый квартал с нулевой арендной платой, сыграло очень большую роль в сохранении киосковой системы распространения в столице. А сохранить киосковую сеть, обеспечить ее функционирование – для нас было самой сложной задачей.

– С какими еще новыми трудностями ваша компания столкнулась за время пандемии?

– Их было много. Взять одно только ограничение передвижения людей. Нам пришлось оформлять пропуска сотрудникам, чтобы они могли приходить на склад. Мы переводили часть офиса на удаленку по распоряжению Собянина.

Кстати, вот сейчас санкционные условия немного похожи на то, что было в начале пандемии. Идут примерно те же самые процессы: издатели сокращают количество выпусков, оптимизируют цены. Сегодня – потому что дорожает бумага.

– Означает ли это, что вы были готовы к санкциям?

– Да. По большому счету, главное, чтобы была моральная, политическая поддержка от властей. Она есть. Так что все нормально.

– В чем вы видите основные проблемы рынка распространения печатных СМИ сегодня?

– На сегодняшний день главная проблема очевидна: наш основной клиент стареет, и количество потребителей прессы, увы, уменьшается. А себестоимость печатной продукции растет (как я уже сказал, бумага за последние пару месяцев очень сильно подорожала) и, соответственно, цены на прилавке тоже.

Если брать распространение печатной продукции в киосках, то сдерживающим фактором является ограниченный ассортимент сопутствующих товаров, который определяют региональные органы власти. Они обычно закостенелые в этом вопросе. И в большинстве регионов, согласно мониторингу СППИ ГИПП, не видно подвижек. Но в целом в России я знаю много примеров, где предприниматели сами формируют ассортимент сопутствующих товаров с учетом спроса населения. Вот это очень важный фактор, потому что импульсный спрос, во-первых, дает трафик и выручку, а, во-вторых, помимо покупки какого-то сопутствующего товара клиент может приобрести кроссворд или газету. Это хорошее подспорье распространению печати.  

– Чем, на ваш взгляд, можно привлечь молодого потребителя?

– Новыми форматами распространения и широким ассортиментом. К примеру, в Москве во всех новых киосках есть встроенные холодильники. Раньше, до 2015 года, тоже можно было продавать напитки, но холодильники ставили за свой счет. Был разброс, разнобой. Сейчас все в едином стандарте: в киоске продается вода, газировка, сок. Подходит молодежь, берет. И помимо этого, иногда покупает еще какое-нибудь издание.

– Вы в своих киосках как-то отслеживаете возраст клиентов и что они покупают?

– Конечно, отслеживаем. Получается, наш основной покупатель печатной продукции – это женщина старше 45 лет. На эту категорию приходится больше половины покупок.

– Какие способы поддержки киосковых сетей прессы, помимо расширения ассортимента, вы считаете эффективными?

– Кроме ассортимента большую роль играет уровень выплат за аренду земли и за аренду непосредственно киосков прессы. В Москве, насколько я понимаю, самая высокая аренда. Я считаю, она должна быть минимальной. И такие примеры в стране есть: Воронеж, например, где арендная плата вообще близка к нулю. По данным мониторинга СППИ ГИПП, в стране стали активнее выполнять поручение президента РФ от 25 сентября 2019 года по поддержке киосков прессы. В 26 регионах есть льготная или бесплатная аренда киоска или земельного участника под ним, а в 13 регионах максимальных размер арендной ставки не превышает 100 рублей за квадратный метр в месяц. Но все же хотелось бы, чтобы местные власти активнее шли навстречу распространителям и издателям.

Власти должны, по моему мнению, выделать субсидии на развитие новых моделей киосков и павильонов. И общими усилиями добиваться омоложения, скажем так, НТО. В регионах это происходит обычно как. Тебе говорят: «Вот новый вид НТО, делай за свой счет».

Москва идет по другому пути. Здесь большое внимание уделяется развитию киосковой сети прессы. Департамент средств массовой информации и рекламы города плотно взаимодействует с казенным предприятием «Мосгорпечать». В ходе недавней модернизации киосковой сети «Мосгорпечать» изготовила несколько новых образцов киосков (модели были согласованы с Москомархитектурой) и расставила их по своему усмотрению. И на них проводится аукцион. То есть ты арендуешь у города уже готовый киоск. Это, в принципе, неплохой метод, только арендная ставка, даже минимальная, немного завышена.

Что важно, «лишними» киосками город делится с другими регионами Российской Федерации: «Мосгорпечать» передает казенному предприятию региона объекты на безвозмездной основе.

– Для вашей компании замена старых киосков на новые прошла безболезненно?

– У нас в собственности находилось около 30 торговых объектов. Так что, в принципе, это было не так ощутимо. А вот операторам, которые владели большим количеством киосков, пришлось непросто: их надо было куда-то девать, вывозить. Мы свои, например, продали в область.

Для меня, как для потребителя, как для человека, который живет в Москве, обновление киосковой сети – это хорошо. Потому что облик города стал красивее. Раньше все киоски выглядели по-разному, а теперь у них всего несколько форматов. Самый красивый – у киосков в центре города: шестиметровый чугун.

Если немного подкрутить механизмы образования аренды на эти киоски, будет все прекрасно. А сейчас минимальная аренда девятиметрового киоска в Москве – 13 500 рублей в месяц. В других регионах я таких арендных ставок не знаю. Хотя сейчас продажи в Москве и продажи в регионах с одной торговой точки в среднем примерно одинаковые. Конечно, павильоны в метро имеют выше продажи, потому что они на потоке стоят. А вот если мы говорим именно про киоски, то при одинаковых выручках в столице рентабельность ниже, потому что к высокой арендной ставке добавляется высокая зарплата продавца. В Москве за маленькую зарплату идти работать никто не хочет. Кстати, многие киоски сейчас закрыты по этой причине.

Да, у нас и так льготная аренда, одна треть от городской, но она должна быть близкой к нулевой. То есть нужна социальная программа распространения печатной продукции. Чтобы киоски имели социальный статус. Тогда они практически все будут работать. А сейчас по факту у нас получается коммерческая структура. И с коммерческой точки зрения, многим компаниям невыгодно открывать торговую точку, платя киоскеру условные 20 тысяч рублей. Чем больше каналов распространения, чем больше киосков, тем лучше для издателей и для отрасли в целом. Даже если в одном киоске продается один экземпляр одного издания, то для этого издания это уже неплохо: 2000 киосков – это 2000 проданных экземпляров. И это только Москва.

– Вы работаете с ритейлом?

– С ритейлом мы не работаем. Мы работаем только с киосковыми сетями и оптовыми клиентами. Но процессы, которые происходят в ритейле, я хорошо понимаю.

– Как вы их охарактеризуете?

– Ключевые проблемы в ритейле – сокращение объемов выкладки (я имею в виду уменьшение размеров самого стенда) и отсутствие грамотного и понятного механизма корректировки цен. То есть когда, например, дорожает какое-нибудь издание, то ритейл может с задержкой в несколько месяцев принять или не принять подорожание. Этого быть не должно. Должен быть гибкий и более скоростной механизм.

Здесь еще можно добавить пару слов о маркетинге. Я считаю, очевидна нехватка маркетинговых акций, направленных на повышение продаж прессы в ритейле.

– Некоторые издатели довольны опытом работы с интернет-магазинами.

– Пресса – это специфический товар. Ежедневную печатную продукцию через тот же Wildberries не продашь. Партвоки, упакованные, к примеру, во флоу-пак, – да, без проблем интернет-магазины продают. Я знаю, что издательские дома, специализирующиеся на выпуске таких изданий (DeAgostini, например) пытаются продавать через интернет-магазины. Но это совершенно не те объемы, которые реализуются в киосковой сети.

– То есть вы считаете, что для таких издателей это неплохой дополнительный канал распространения, но основным он не станет?

– Совершенно верно. Для них это хорошее подспорье, не более. А для федеральной прессы это не канал сбыта абсолютно. Еженедельники там не продашь. Глянцевые ежемесячники можно небольшим тиражом продавать. Детские журналы с игрушками, может быть, да (тем более, если это ежеквартальники). Но глянца сейчас практически и нет из-за санкций.

– Какую оценку вы можете дать работе Почте России как дистрибьютора прессы?

– Мы работаем с Почтой России только по грузоперевозкам. Но могу отметить, что подписные тиражи, которые реализуются Почтой России, сокращаются от года к году. С чем это связано? С повышением подписных цен. Каждый год процентов на 10-12 они увеличиваются. Между тем во многих странах подписка дешевле розницы. Таким образом там стимулируют подписку. И эта мера очень действенная.

Но Почта России – это незаменимый канал распространения прессы для жителей многих населенных пунктов нашей страны. Например, в отделение почтовой связи бабушки и дедушки приходят получать пенсию. Они могут подписаться на газету только там, потому что в их деревне или, допустим, поселке нет киосков. Там может быть «Пятерочка» или «Магнит», но туда, скорее всего, не возят прессу, потому что эти магазины не заходят в плечо логистики. С этой точки зрения Почта России – очень хороший канал, который поддерживает издателей. Но из-за ежегодного роста подписных цен, объемы реализуемых тиражей на почте сокращаются.

– Насколько больно, по вашему мнению, по отрасли ударили санкции?

– В первую очередь, они отразились на полиграфии. Из-за подорожавшей бумаги сейчас очень активно переписываются ценники. С этим столкнулись все издатели. И они, соответственно, должны закладывать это в себестоимость своей продукции. И это проблема. Кстати, бумага еще и по качеству ухудшается, я это вижу.

Из-за санкций сильно пострадали издатели глянцевых журналов. Дело не столько в лицензиях на издание в России, а в том, что многие иностранные компании закончили или приостановили свою деятельность в нашей стране и перестали давать в СМИ рекламу. На самом деле, таких издателей распространение не очень волновало – они существовали за счет рекламы. А рекламы в глянце больше не будет. Мы теперь в другом мире живем. Уже прекратили выход несколько глянцевых журналов. А как раз эти издания и покупала молодежь.

Ну и, естественно, общий рост цен на продукты не может не сказываться. Если у человека стоимость корзины потребления превышает его заработок, он не пойдет за газетой в киоск, он будет тратить на еду.

– Союз предприятий печатной индустрии, объединивший издателей и распространителей, сформировался четыре года назад. Как, на ваш взгляд, за это время они сработались? Какие позитивные изменения вы видите?

– Я обеими руками за диалог издателей и распространителей: чем больше диалога, тем эффективнее работа отрасли в целом. И это прекрасно, что есть такая платформа, как Союз предприятий печатной индустрии. Сотрудничество издателей и распространителей стало особенно успешным в последнее время, когда в условиях пандемии, а теперь и в условиях санкций, жить стало сложно всем. Мы стали и больше общаться, и действительно решать наши общие проблемы вместе. Это очень позитивный момент.

– В ближайшее будущее смотрите с оптимизмом?

– Да. Компания «АМО-Пресс» собирается укреплять свое положение на рынке и развиваться во всех направлениях, в каких это будет возможно. Посмотрим, как будут меняться внешние условия, внешние факторы. В любом случае нам сейчас очень важно внедрять современные цифровые технологии. Мы планируем продолжать оперативно корректировать ассортимент торговых точек, отслеживая продажи и динамику спроса у населения. И, конечно, нам предстоит много работать и продолжать развивать логистику и экспедиционные услуги.

Александр Никитушин

Материал опубликован в майском номере журнала «Стратегии и практика издательского бизнеса. WAN-IFRA-ГИПП Magazine»

Все материалы свежего номера читайте здесь

Читайте также

все новости