Назад

«Половинчато, медленно и нелогично»: предприниматели и экономисты о господдержке в условиях карантина

«Половинчато, медленно и нелогично»: предприниматели и экономисты о господдержке в условиях карантина

На этой неделе президент Владимир Путин анонсировал очередные меры поддержки бизнеса: списание налогов за второй квартал и льготные кредиты для сохранения рабочих мест. “Ъ” спросил у предпринимателей и экономистов, считают ли они меры государственной поддержки достаточными.

Вадим Дымов, владелец сети магазинов «Республика» основатель и председатель совета директоров компании «Дымов»:


Фото: Дмитрий Коротаев, Коммерсантъ

— Ни я, ни мои друзья, знакомые не ощущают, что государство хоть сколько-то нам помогает. Нужно было поддерживать бизнес, как началась вся история с самоизоляцией, тогда не было бы все так серьезно и печально. А лучшей помощью для бизнеса были бы деньги, освобождение от налогов и денежные субсидии.



Андрей Мовчан, руководитель экономической программы Московского центра Карнеги:


Фото: Сергей Киселев, Коммерсантъ

— Наша экономика заточена на сырьевой сектор, и государство будет ему помогать. А все остальное будет в упадке, поскольку денег на это выделяется крайне мало. Все отдано на откуп региональным властям, а что они будут делать после отмены карантина, как будут согласовываться цепочки поставок — непонятно. В одном регионе начнут работать предприятия, а в другом, откуда должны идти поставки, заводы будут закрыты. Огромный бизнес аренды пострадает, а банки будут забирать эти площади, не зная, что с ними делать, чтобы вернуть ликвидность. Много чего негативного произойдет без поддержки, но делать это нормально никто не хочет.


Виктор Семенов, основатель, председатель наблюдательного совета группы компаний «Белая дача»:


Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

— Некоторые меры были провозглашены государством, но мало кто знает, как к этому подступиться. Скорее всего, достучится лишь суперкрупный бизнес, который «близок к телу», бюджету. Государство должно понять, что сегодня это нужно не столько даже бизнесу, сколько ему самому, потому что от того, как эффективно будет осуществлена помощь, зависит, насколько быстро восстановится налоговый поток в бюджет.


Игорь Николаев, директор Института стратегического анализа компании «ФБК Грант Торнтон»:


Фото: Кристина Кормилицына, Коммерсантъ

— Вроде бы помогает нормально, но когда начинаешь разбираться, уже нельзя сказать, что эффективно. Вот из последнего пакета — прощение кредита тем, кто сохранил 90% штатной численности. А правильно ли это сохранять всю ту структуру экономики, что была до кризиса? Помогать надо тем, кто стимулирует развитие, кто мог бы абсорбировать рабочую силу из тех отраслей, которые просели и не скоро восстановятся. А мы стараемся сохранить то, что есть, но это неправильно, потому что экономика будет уже другой.


Сергей Габестро, генеральный директор компании «Фабрикант.ру»:


Фото: Юрий Мартьянов, Коммерсантъ

— Никакой бизнес не чувствует никакой поддержки. Все обещания, связанные даже с МРОТ для пострадавших отраслей, невозможны к реализации. Вот у меня есть отели и рестораны, которые пострадали, но они все находятся под управлением компании, которая вела в том числе и девелоперскую деятельность. Обратившись за деньгами для 300 работающих, мы услышали, что поскольку у нас основной вид деятельности девелоперский — до свидания! Попробуйте получить кредиты на персонал. По поводу последнего обещания президента насчет кредитов под 2%, позвоните в системообразующие банки и спросите, какое число субъектов их получили. Не сумму, а количество получивших. И все вопросы отпадут.


Евгений Коган, президент инвестгруппы «Московские партнеры», профессор ВШЭ:


Фото: "Коммерсантъ FM"

— Половинчато, медленно и нелогично. Налоги вернут самозанятым, но не вернут индивидуальным предпринимателям (ИП). Это иезуитский подход! В Америке, Канаде, Германии… во многих других странах люди просто получили переводы на свои счета. Безоговорочно. Наша основная проблема — бюрократическая система, не доверяющая никому. А ведь очевидно, что пострадали прямо или косвенно почти все. Но чиновник решил: этим дать, а этим — нет.


Олег Сирота, владелец «Истринской сыроварни», председатель Союза сыроваров России, руководитель проекта ОНФ «Народный фермер»:


Фото: Антон Белицкий, Коммерсантъ

— На бумаге все меры выглядят хорошо. Вопрос в том, как они будут работать. Я пока не знаю предпринимателей, кто смог получить реальную помощь в виде выплат или субсидий на зарплату. Мы, как сельхозпроизводители, не считаемся пострадавшей отраслью, хотя выручка упала и у нас. Единственной действенной мерой поддержки стало снижение в два раза страховых взносов на зарплаты. Эта экономия позволит нам погашать половину инвестиционных кредитов.


Олег Желтов, гендиректор Издательского дома «Аргументы недели»:


Фото: РИА Новости

— Поддержка людей и бизнеса в нашей стране весьма избирательна и недостаточна. Отрасль СМИ формально не попала в число пострадавших, и соответственно никакой помощи наша газета не получила, за исключением небольшой отсрочки по уплате налогов. При этом большинство рекламодателей приостановили размещение рекламы, существенно сократились продажи газеты. В результате общее падение выручки по издательскому дому в апреле—мае составит не менее 45%.


Александр Шохин, президент РСПП:


Фото: Эмин Джафаров, Коммерсантъ

— Стоит говорить не о достаточности или недостаточности набора мер помощи бизнесу, а о повышении их эффективности. Обсуждение с бизнесом предлагаемых мер поддержки должно быть формализованным, без этого они часто содержат технические ошибки, трансформирующиеся в системные барьеры (например, проблемы с допуском к мерам поддержки дочерних компаний системообразующих организаций). Нужно ввести прозрачные процедуры и требования при получении поддержки, обеспечить допуск к поддержке «выпадающих» из существующих мер компаний (уже не МСП, но еще не системообразующие). Антикризисные меры должны быть не только «пожарные», но и системные, обеспечивающие посткризисный рост, а стратегия выхода из режима ограничений вырабатываться вместе с бизнесом.


Владимир Гутенев, первый зампред комитета Госдумы по экономполитике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству:


Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

— Сейчас непонятно, кто несет наиболее серьезные потери. Только тогда, когда начнем выходить из сложившейся эпидемиологической ситуации, сможем определиться с окончательными объемами помощи. Передача полномочий в регионы отчасти должна решить проблему постепенного возвращения к нормальной жизни, получится ли — посмотрим.


Борис Титов, уполномоченный при президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей:


Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

— Реально пострадавших по Общероссийскому классификатору видов экономической деятельности (ОКВЭД), по нашей оценке, не 38 видов, как значится в постановлении правительства, а плюс еще 99. И они в меры поддержки не включены. Мы направили в органы власти около сотни предложений конкретных мер поддержки. Кое-что уже принято. С новыми мерами потенциальный уровень поддержки, конечно, вырос. Новые льготные кредиты под зарплату при соблюдении определенных условий превращаются фактически в субсидии. Это шесть МРОТ на сотрудника, плюс еще два МРОТ перечислений за апрель и май. В сумме около 97 тыс. руб. Другое дело, что в реальности воспользоваться поддержкой могут далеко не все представители даже тех отраслей, которые признаны пострадавшими. А вообще надо либо расширять перечень пострадавших отраслей, либо в принципе менять критерии предоставления поддержки, ориентируясь на масштаб потерь в выручке. Это сейчас главное.


Читайте также

все новости