Назад

С. Д. Чефранов, СПБ ГБПОУ «АУГСГиП»: О профессиональном образовании

С. Д. Чефранов, СПБ ГБПОУ «АУГСГиП»: О профессиональном образовании

По итогам разнообразных дискуссий о качестве профессионального полиграфического образования складывается впечатление, что «учить у нас не умеют, учат не тому, что надо, и не тех, кого надо».

А между тем в СПб ГБПОУ «Академия управления городской средой, градостроительства и печати» (АУГСГиП) закончился очередной учебный год, в некотором смысле опровергающий это мнение. Треть учебного курса пришлось проводить в необычном режиме – практически в полной самоизоляции, когда преподавателям и студентам пришлось срочно переходить на методики дистанционного образования, что, конечно, внесло некий сумбур, но вряд ли сказалось на результатах подготовки выпускников.

Поэтому прошедший год даёт вполне объективные иллюстрации к реальной ситуации, а также позволяет заглянуть в глубину задач, стоящих перед профессиональным образованием, – задач, решить которые без участия тех самых критически настроенных полиграфистов невозможно.

Прежде всего, несколько слов об учебных программах и преподавателях, которые их разрабатывают и реализуют. За три года, прошедшие с момента образования АУГСГиП, куда влился бывший «Издательско-полиграфический техникум», преподавательский состав на отделении «Полиграфическое производство и Издательское дело» обновился больше чем наполовину, а что касается преподавания профессиональных дисциплин, то и на три четверти. Причём преподавать пришли люди с производства. В результате образовательные программы были приведены в соответствие с текущей ситуацией как на рынках полиграфической продукции, так и полиграфических технологий. То, что сегодня стало не актуальным, например аналоговая технология изготовления печатных форм, потеснилось ради нового– CtP. Кроме офсетной печати, ранее занимавшей практически всё время, отведённое на печатные технологии, в программы включены цифровая печать, флексография, струйные технологии. Это кажется естественным, и вроде непонятно, зачем об этом говорить, но этого бы не произошло, если бы качественно не сменился подход к формированию и развитию учебного процесса.

Вслед за изменением учебной документации пополнился состав оборудования в мастерских. В 2018 году был приобретено новейшее устройство CtP FujiFilm Luxel T- 6500CTP E, использующее термальные пластины и беспроцессную технологию изготовления печатных пластин. В 2019 году была установлена цифровая печатная система Konika Minolta С3070 с контроллером Hikari IC-605А.

Также в конце прошлого года были закуплены и современные инструменты контроля качества: спектрофотометр, просмотровая кабина, другое лабораторное оборудование, а сам учебный модуль, посвящённый контролю качества полиграфического производства, был полностью преобразован – умозрительные рассуждения об оптических плотностях, цветовых пространствах теперь дополняются полноценными практическими занятиями.

   


Как результат этого, на конкурсах городского и общероссийского масштаба студенты Академии завоевали призовые места, в том числе в престижном чемпионате World Skills – первое и второе, за что необходимо поблагодарить и дружественные типографии Петербурга, допустившие будущих победителей до своей техники. Это расширило навыки ребят и вселило в них уверенность.

Следовательно, учебная база в среднем полиграфическом образовании вполне позволяет готовить перспективных молодых специалистов. И государственную политику в сфере профессионального образования, главным постулатом которой является практикоориентированность (поэтому-то и инвестируются средства в оборудование), следует признать в целом правильной, хотя и не лишённой бюрократических излишеств. Почему же на всех встречах на тему профессионального образования действующие полиграфисты скептически усмехаются и жалуются на низкое качество подготовки студентов?

Действительно, жаловаться есть на что. Побеждают на соревнованиях и становятся специалистами те, кто прежде всего имеет собственную внутреннюю мотивацию на получение профессии. Такими студентами, к сожалению, являются не все, поэтому средний уровень подготовки, безусловно, беззащитен перед критикой, хотя и имеет огромный потенциал роста.

 
     

Маргарита Смирнова, выпускница 2020 года, 1-е место на региональном чемпионате World Skills: «На данный момент я смотрю в будущее с интересом. Особенно мне интересно то, как в полиграфии будут решаться экологические проблемы (производство упаковки из перерабатываемых и биоразлагаемых материалов, повышение безопасности самого производства и т. д.) Моя мечта — быть полезной в решении этих проблем. Я благодарна профессиональным конкурсам за возможность увидеть профессию изнутри. Этот взгляд мне по-настоящему много дал».

 

Егор Данильченко, выпускник 2020 года, 2-е место на региональном чемпионате World Skills: «Мне, как будущему специалисту, полиграфия приносит большое удовольствие. В будущем ожидаю увидеть больше новых открытий в сфере полиграфии, которые улучшат процесс производства и качество продукции. Подготовка к конкурсам была осуществлена отлично. Мы чувствовали себя свободно. Лично я благодарен за столь серьёзный подход. Моё второе место тому подтверждение».


Почему же этот потенциал остаётся потенциалом?

Как показывает преподавательский опыт мой и моих коллег, мотивация на получение профессии, интерес к профессии «входит» в головы студента через руки. Никакая теория, никакие роскошные презентационные ролики не пробуждают таких чувств, как ощущение личной победы над материалом, над оборудованием, над технологиями, которое возникает, когда человек держит в руках изготовленное своими руками полиграфическое изделие.

И вот с работой руками, с практикой, к сожалению, дело обстоит не совсем так, как хотелось бы. Будущий полиграфист-технолог по программе проходит два типа практик – учебную и производственную (в том числе преддипломную). Учебная практика проходит в мастерских Академии и продолжается чуть больше месяца. Но что такое месяц, если необходимо освоить допечатные, печатные (офсетную, цифровую, струйную, ризографию) технологии, брошюровку на скрепку, термоклей, изготовление шитых книг и крышек, вырубку? За месяц можно ознакомиться с оборудованием, с материалами, прикоснуться к технологиям, но полноценных навыков приобрести невозможно. Поэтому цель учебной практики именно такова – ознакомление с производством.

А дальше производственная практика. За полный курс обучения она составляет не менее пяти месяцев. В отличие от учебной она проходит на конкретном производстве и может быть сконцентрирована на направлении, актуальном именно для этого производства. Но что происходит в реальности можно не описывать — каждый читающий эту статью знает, что студентов обычно используют на операциях, которые вряд ли могут возбудить интерес к интересной и сложной профессии в современном молодом человеке. И «спрос» на практикантов особенно высок в конце года – когда «идут календари». Но не странно ли это – будущего технолога ставить на упаковку или сборку календарей, не дав ему возможности побыть стажёром возле действующего технолога или в отделе контроля качества, стать свидетелем возникновения и решения технологических проблем? «Так они же ничего не умеют!» – восклицают производственники.

Конечно! Но при таком отношении они никогда ничему и не научатся, их теоретические знания без практического использования зачахнут. Более того, выполняя простейшие операции, находясь среди не самого квалифицированного персонала (без обид), они никогда не воспримут профессию как перспективное дело всей жизни. А ведь договор образовательной организации с предприятием предполагает возможность закрепления студента за предприятием для того, чтобы он все практики отработал на нём, вник в технологии и задачи и нёс возникающие вопросы не только наставнику, но и преподавателю, что в свою очередь обеспечит такую необходимую обратную связь.

Я пытался понять, почему предприятия не пытаются использовать такие вроде бы замечательные возможности подготовить для себя специалиста? Почему практически нигде в отношении практикантов не используется полноценное наставничество? Почему типографии неохотно идут на подписание договоров целевой подготовки? Почему на вопрос, какие профессии наиболее востребованные, директора разводят руками? Почему почти никто из директоров, говоря о своих предприятиях, не говорит о кадровой политике и кадровом резерве, не гордится полиграфическими династиями?

А ответ, на мой взгляд, лежит на поверхности: отрасль потеряла драйв, руководители многих, особенно офсетных типографий, не видят перспектив, не имеют не то, что долгосрочных, но даже среднесрочных планов развития, и в целом большая часть предприятий живёт одним днём. И именно поэтому не видят в практиканте будущего сотрудника, не желают тратить на него время ни своё, ни своих специалистов? Как будто практикант — это незваный гость из туманного будущего, ходячее напоминание о том, что что-то делать надо, что-то большее, чем затягивание пояса ещё на одну дырочку.

Кто-то, наверное, скрепя сердце с этим согласится и сошлётся на объективные обстоятельства. Но окажется прав лишь отчасти. Безусловно, снижающиеся доходы населения и общая ситуация в экономике отражаются на тех суммах, которые люди и предприятия тратят на полиграфию, типографиям приходится думать о насущном, и в этом смысле забота о кадровом резерве многим кажется баловством. Но всё-таки полиграфия не стоит на месте: упаковочное, этикеточное производства, цифровые типографии по-прежнему уверены в себе, приобретают и внедряют новое оборудование. Офсетные типографии широкого профиля, наиболее пострадавшие из-за последних событий, нуждаются в модернизации производственных отношений и парка машин (одно без другого сегодня не даёт эффекта). Растущая конкуренция обязывает сотрудников отделов продаж типографий и издательств разбираться в технологиях. Технология «печати по требованию» ещё не вышла за рамки довольно простых послепечатных решений, но обязательно выйдет из них. В этих и подобных направлениях нужно искать и находить смысл деятельности и материальное благополучие.

Какова роль в этом молодых кадров? Несколько лет назад на одной из конференций генеральный директор «Силовых машин» сказал, что молодые специалисты для него — это прежде всего агенты изменений. Но если где и рождаются серьёзные инновации, то, наверное, не на участке упаковки.

Завершая текст на оптимистической ноте, хочу выразить надежду, что профессионализм преподавателей, разумная политика и инвестиции в сфере образования плюс энтузиазм профессионалов отрасли смогут полностью извлечь потенциал профессионального образования и использовать его для развития печатного дела. И разговор о том, как, кого и чему у нас учат из скептической насмешки над настоящим превратится сначала в содержательную дискуссию о путях развития отрасли, включая подготовку кадров, а затем и «незваные гости из туманного будущего» изменят свой статус.

Впрочем, как говорил в своё время наш коллега М. Р. Р.: «Произведение энтузиазма на опыт есть величина постоянная».

С. Д. Чефранов, руководитель Типографии СПБ ГБПОУ «АУГСГиП»

Фото © Журнал «Полиграфия Петербурга» (press.spb.ru)
Оригинал статьи

Читайте также

все новости