Назад

Регулирование социальных медиа в КНР

Регулирование социальных медиа в КНР
В декабре 2021 г. сразу два события в области регулирования деятельности представителей социальных медиа произошли в КНР. Китайская «королева стримминговой коммерции» Viya была оштрафована на 210 млн долл. США в связи с неуплатой налогов, а также были выпущены специальные рекомендации по запрещенному контенту в коротких видео, состоящие из 100 пунктов. Первое повлекло за собой не только блокировку всех аккаунтов топового интернет-селебрити, но и покаяние в аналогичных правонарушениях со стороны блогерского сообщества.

Публичное наказание китайского инфлюенсера с многомиллионной аудиторией говорит не только о стремлении китайского правительства выявить и взять под контроль нарушения налогового законодательства, но и скорректировать поведенческие модели блогеров, чье влияние в период интенсификации онлайн-общения и повышения роли киберпространства заметно возросло.

Роль социальных медиа благодаря их интегрированности с различными сферами, включая рекламные и коммерческие услуги, а также созданию мнимого ощущения близких и доверительных отношений между производителем контента и его потребителем повышается с каждым днем. Социальные медиа развиваются не только технологически, но и с точки зрения формата общения. На рынке социальных медиа в КНР выделились лидеры, которые конкурируют между собой и с некоторыми традиционными СМИ за качество контента, скорость его появления и объем привлекаемой аудитории. Среди них стоит отметить социальную сеть WeChat, число пользователей которой приблизилось к 1 млрд человек; два приложения по обмену короткими видео Douyin (китайская версия TikTok) и его конкурент Kuaishou (число ежедневных пользователей от 600 до 200 млн соответственно); микроблоги Weibo; аналог западного Instagram — Xiaohongshu и платформа по размещению видео Bilibili. Количество подписчиков ведущих блогеров может достигать до 60 млн человек только на одной из платформ, а суммарная аудитория — до 100 млн человек. Так у знаменитого китайского инфлюенсера Ли Цзыци, которая записывает видео о традиционных китайских ремеслах и жизни в глубинке провинции Сычуань, только в Douyin 54,4 млн подписчиков, и 16,5 млн на Youtube, который, к слову, заблокирован в КНР. Однако это не мешает китайскому блогеру пользоваться популярностью у зарубежных подписчиков.

Очевидно, что при охвате от 10% до 35% населения КНР, только сервисами обмена короткими видео будут транслироваться не только определённый контент, но и поведенческие паттерны, ценностные ориентиры и нормы. Это привело к необходимости трехступенчатого регулирования социальных медиа со стороны китайских надзорных органов.

В качестве первой ступени можно выделить формирование нормативно-законодательной базы для корректирования деятельности платформ социальных медиа. Начиная с расцвета блогосферы в КНР в 2005 г., ежегодно выпускаются различные правовые акты, призванные обозначить допустимую тематику блога, необходимые условия для лицензирования и доступа к широким общественным массам. В декабре 2021 г. были выпущены «Подробные правила по проверке стандартов содержания коротких видео в Интернете», подготовленные Государственным управлением по делам телевидения и радиовещания КНР. Данный документ, как и другие, основывается на ранее принятых нормативных актах и является логическим их продолжением, что указано в п.1. Основная же часть содержит 21 раздел, посвященный контенту, содержащему угрозу системе социализма с китайской спецификой, проблемам сепаратизма, подрыву социальной стабильности, религиозной политике, умалению национальной культуры и др.

Таким образом для социальных медиа обозначены «границы дозволенного», и их нарушение может повлечь за собой не только блокировку аккаунта, но и уголовную или административную ответственность. Выявлением и модерированием несоответствующего контента в социальных медиа КНР занимается следующая регуляторная ступень: человеческий капитал, специально обученные модераторы, призванные следить за чистотой интернет-пространства. Некоторые компании набирают собственный штат таких сотрудников, некоторые прибегают к услугам аутсорсинга. В ByteDance, владеющей Tiktok, работает по ряду оценок более 10 тыс. человек, отслеживающих неправомерный контент.

Тем не менее увеличение штата модераторов не может происходить пропорционально размерам, размещаемой в сети информации, что приводит к третьей ступени регулирования социальных медиа в КНР: технологической. Модель китайского суверенного Интернета изучается более 20 лет отечественными и зарубежными исследователями, и понятие проекта «Золотой щит» и Великого китайского файрвола хорошо знакомо даже простым обывателям. Доступ к большинству западных информационных ресурсов и социальных сетей в Китае либо ограничен, либо заблокирован. Для «негласного» регулирования социальных медиа создаются специальные программные продукты, в том числе алгоритмы, отслеживающие неправомерный, продвигающий неверные, по мнению государства, социальные ценности и ориентиры контент. Разрабатываются специальные режимы для мобильных приложений, ограничивающие время проведения в социальных медиа несовершеннолетних пользователей. Например, «подростковый режим» для платформ коротких видео с 40-минутным ограничением. Помимо этого, на китайских платформах появляются виртуальные блогеры, чьи поведенческие паттерны на данный момент более предсказуемы и контролируемы. У первого персонажа метавселенной Юань Лю Еси на Douyin на данный момент 8,3 млн подписчиков и несколько десятков миллионов просмотров.

В результате мы можем говорить о выстроенной системе регулирования социальных медиа в КНР, состоящей из трех ступеней. Однако большая вовлеченность населения в интернет-пространство, переход различных сервисов и услуг в онлайн, внедрение искусственного интеллекта, увеличение скорости передачи данных и развитие технологий в области IT в дальнейшем приведет к новым директивным корректировкам, и поиску решений непрямого регулирования сферы.

Евгения Журавлева

Материал подготовлен в рамках Исследовательского проекта РФФИ-ЭИСИ. 21-011-31812 опн, «Имитационное моделирование распространения социальных норм и ценностей: глобальные коммуникации VS информационный суверенитет РФ».



Читайте также

все новости