Гильдия издателей 14 авгуcта 2018
 
ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ!

О СОЮЗЕ ИЗДАТЕЛЕЙ (ГИПП) | Детская пресса | Конвергентная редакция в регионе | ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ | Московский фестиваль прессы
ГИПП рекомендует
Формат «согласия» разработали участники XI Ежегодного отраслевого форума «Publishing Expo/Издательский бизнес. Перезагрузка» (27.01.2016)
Y
Обзоры событий в медиа-среде
Вид для печати
Обсудить в форуме
14.06.2018
Артем Козлюк: «Блокировка Telegram – удар по экономике страны»
Как показала практика, операция «Убрать Telegram» заставила пользователей Рунета стать еще более веселыми и находчивыми. Для чего мы начинаем VPN и почему так важно, чтоб не осталось в стороне никого, «Журналист» спросил у руководителя «Роскомсвободы» Артема Козлюка.

- Почему блокировка Telegram – случай беспрецедентный?

- До блокировки Telegram Роскомнадзор ограничивал доступ к другим мессенджерам, таким как Line, BlackBerry Messenger, без судебного решения, причем на тех же основаниях – за отказ предоставлять какие-либо данные российским спецслужбам.

В данном случае Роскомнадзор почему-то именно через судебную инстанцию стал добиваться решения, причем по немедленной блокировке, которая вступает в силу сразу, как значится в решении суда, без ожидания сроков апелляции. Встречные судебные иски к Роскомнадзору и ФСБ уже были поданы представителями мессенджера и отдельными представителями интернет-бизнеса. Обычные граждане России также подали заявления в МВД и коллективный иск в Мосгорсуд, но в данном случае Мосгорсуд отказался принимать соответствующий иск со стороны пользователей, считая, что их права никак не нарушены.

Роскомнадзор практически с первого дня блокировки Telegram начал вносить в реестр запрещенных сайтов подсети. Нельзя сказать, что он сначала делал это точечно, ковровые бомбардировки начались прямо сразу. И причем они были в большем масштабе, чем сейчас. В пике в реестр было внесено более 17 миллионов интернет-ресурсов. Сейчас из-за Telegram заблокировано порядка 11 миллионов IP-адресов (на момент беседы – «Журналист»). Эта беспрецедентная цифра поражает. Конечно, Роскомнадзор, вносил в реестр подсети и раньше. Подобные случаи были, но не такого масштаба.

- Каковы действия «Роскомсвободы»?

- Под руководством юридической службы «Роскомсвободы» пользователи обратились в МВД и подали коллективный иск. Мы собираемся искать справедливости сначала в вышестоящих российских инстанциях, а потом, разумеется, будем подавать соответствующий иск в ЕСПЧ. Там уже коммуницирован ряд судебных дел в отношении действий Роскомнадзора и других органов РФ. Мы ждем решений ЕСПЧ и по предыдущим блокировкам по IP-адресам, по точечным блокировкам, таким как Каспаров.Ru, Грани.Ру. Ждем решения и по нашему сайту, который также был подвержен внесению в реестр отдельных страниц из-за материала, где мы описывали, что такое VPN, proxy и анонимайзеры. Почему-то анапский прокурор и анапский городской суд решили, что он должен быть запрещен в России.

Мы обжалуем этот прецедент. Надеемся привлечь к ответственности Роскомнадзор, и, конечно, в большей степени возлагаем надежды на европейские судебные инстанции. Будем ждать и дальнейшей реакции России на соответствующее решение, если оно будет в нашу пользу.

- Как ведется юридическая работа по претензиям к блокировке сторонних ресурсов?

- Наша организация призывает интернет-бизнес, владельцев сайтов, которые пострадали от этой блокировки, обращаться с заявлениями в правоохранительные органы и в судебные инстанции из-за действий Роскомнадзора. Это больше вопрос к нашей юридической службе, но, насколько я знаю, уже порядка десяти таких интернет-сервисов обратились к нам, и мы ведем с ними переговоры по тому, каким образом представлять их интересы. Для такой работы у нас специально создан «Центр защиты цифровых прав», где мы оказываем услуги не только пользователям, но и интернет-бизнесу, владельцам сайтов.

Мы не сконцентрированы только на блокировке Telegram, мы обращаем внимание на то, что уже сотни, если не тысячи различных интернет-сервисов, научных сообществ, курсов языкового обучения, служб доставки и т.д. пострадали от действий Роскомнадзора. К сожалению, интернет-бизнес в России боится каким-то образом отстаивать свои права, ограничиваясь негодованием в соцсетях. Ему проще технически или юридически решить эту проблему, может быть, даже перевести свои мощности за рубеж, то есть перенацелить свою работу с российской аудитории на европейскую, нежели бороться с государством.

- Насколько вообще законна блокировка целых подсетей?

- Это, конечно, незаконно не только по нашему мнению, но и по мнению множества других юристов, правозащитных организаций, интернет-отрасли: все говорят о том, что эти действия неправомерны. Но рычагов давления со стороны отрасли, со стороны общества на Роскомнадзор нет. Они же не могли принять это решение единолично. Естественно, сверху они получили одобрение, отмашку, что они могут это делать. Сам по себе Роскомнадзор побоялся бы блокировать подсети, побоялся бы говорить, что вслед за Telegram они придут за Facebook, за другими мессенджерами и сервисами, если те откажутся выполнять выдвигаемые к ним требования.

- Они придут за Facebook?

- Эту возможность исключать нельзя. Facebook могут заблокировать в любой момент. Законодательство по интернет-ограничению уже позволяет заблокировать любой интернет-ресурс, что сейчас и происходит. Уже заблокированы Linkedin, Telegram. Условно заблокированы. Понятно, что они никуда не пропали, и миллионы пользователей заблокированных сервисов продолжают ими пользоваться. Возможно, у некоторых идет снижение посещаемости, но не радикально, как нам регулярно сообщает Роскомнадзор. Оно идет за счет тех пользователей, которые особо и не пользовались этими сервисами: например, установили Telegram, но не получают новостную информацию в каналах, у них нет там рабочих процессов, нет личных переписок. Они просто после блокировок не предпринимают никаких шагов, чтобы достучаться до этого мессенджера, если он вдруг у них перестает работать, что происходит, кстати, далеко не у всех. Да, возможны перебои со звуковой информацией, картинки, может, подольше загружаются, но у большинства Telegram работает и без VPN. В первые недели даже идет прирост аудитории на волне эффекта Стрейзанд.

Сейчас, например, в YouTube уже сотни роликов внесены в реестр запрещенных сайтов, и ничто не стоит Роскомнадзору перейти от внесения в реестр отдельных видеороликов к блокировке домена YouTube. Но по таким многомиллионным сервисам решения принимаются на государственном уровне. Если Роскомнадзор получит отмашку, то он с удовольствием внесет их в реестр. Об эффективности, мне кажется, в Роскомназдоре никто особо и не думает. У них в принципе нет таких технических возможностей, чтобы эффективно заблокировать популярные ресурсы.

Помню, несколько лет назад у бывшего заместителя руководителя Роскомнадзора Максима Ксензова случайно вылетела фраза о том, что ничего страшного не произойдет, если они заблокируют Facebook в случае отказа следовать российскому законодательству, и тогда Медведев его жестко осек, сказав, что такие высказывания недопустимы. А сейчас Жаров свободно об этом говорит, блокирует миллионы IP-адресов, и сверху никто его не осекает, не ругает. Это такое молчаливое одобрение деятельности Роскомнадзора свыше.

К сожалению, на текущий момент такой вот тренд – явно неправомерные и незаконные действия надзорного ведомства затрагивает интересы тысяч других лиц, которые непричастны к деятельности Telegram, но никоим образом невозможно эти действия пресечь, остановить. Поэтому нам остается только пытаться через судебные инстанции наращивать юридическое давление.

Понятно, что эффективность у него может быть не самая высокая, но не делать этого нельзя. Нельзя оставаться в стороне. Есть прецеденты, когда операторы связи подавали иски на Роскомнадзор по другим поводам и добивались справедливости в суде. Есть успешные кейсы от нашей организации в вышестоящих судах и по блокировкам сайтов в том числе. Надеемся, что не только мы, но и множество других интернет-организаций, которые пострадали от деятельности Роскомнадзора, также будут юридическим способом отстаивать свои права. Это, на наш взгляд, очень важные и необходимые вещи.

- Ну а пока суд да дело (в самом что ни на есть прямом смысле) растет популярность proxy и VPN. Рискуют ли пользователи, прибегая к бесплатным сервисам?

- Да, в использовании различных proxy и VPN, особенно бесплатных, есть, конечно, определенные риски. Мы не всегда знаем, кто стоит за этими анонимайзерами, proxy, VPN, каким образом собирается информация о наших действиях через использование этих сервисов, как они протоколируются. Может быть, это вообще фейковый VPN, сделанный в интересах третьих лиц, например, каких-нибудь кибермошенников или спецслужб.

Чтобы избежать таких рисков, мы создали специальный ресурс vpnlove.me, где публикуем информацию о тех VPN, которые являются защищенными, которые прошли аудит международных цифровых правозащитных групп и нашего технического отдела. Мы отвечаем за их грамотную позицию по защите интересов клиентов, пользователей, и, если мы заподозрим какие-то неправомерные действия со стороны этих VPN, мы, конечно, тут же исключим их из данной подборки. Сейчас же они ничем не скомпрометированы и более того, многие из них активно сотрудничают с цифровыми правозащитниками, участвуют в конференциях, спонсируют подобного рода деятельность цифровых активистов за рубежом.

Выбирая VPN, надо смотреть, кто является разработчиком в конкретном случае, есть ли какие-то негативные отзывы о его деятельности, был ли он скомпрометирован. Такие прецеденты случаются не очень часто, но регулярно (раз в несколько месяцев), и каждый из них – громкая история. Крупнейшие западные СМИ пишут о таких утечках.

- Но не о всех.

- Это так. Есть множество мелких бесплатных VPN, которые не обладают большой пользовательской аудиторией. И когда с ними возникают какие-то проблемы, то, конечно, никакое СМИ их не заметит, а при этом пользовательские данные все равно будут дискредитированы. Поэтому мы все-таки рекомендуем пользоваться VPN, которые обладают какой-то аудиторией, известностью. Тогда будет выше вероятность, что ваши данные никак не будут скомпрометированы. Однако на сто процентов этого все равно нельзя избежать.

Используя большой платный VPN, вы снижаете риски, но не полностью их нивелируете. При использовании бесплатного и малоизвестного – риски утечки ваших персональных данных, конечно же, возрастают. Платные VPN, конечно, больше отвечают за сохранность данных пользователей. Она обеспечивается как минимум пользовательским соглашением, которое заключается при покупке услуги.

Также надо грамотно использовать плагины. Некоторые могут помочь вам обходить блокировки, шифровать трафик для других целей, но при этом подсовывают рекламные блоки. Это, конечно, недобросовестная деятельность со стороны таких разработчиков, и я не рекомендую пользоваться подобными сервисами.

Можно еще использовать браузер TOR. В принципе, это защищенный сервис, и к нему нет претензий со стороны технических специалистов. Но надо понимать, что работа у вас будет несколько притормаживаться, и, конечно, это касается, в первую очередь, web-серфинга.

В целом, наиболее удобный инструмент – VPN. Но мы говорим о тех, которые прошли какой-то технический аудит, только тогда можно их спокойно использовать. В первую очередь VPN создан не для того, чтобы обходить блокировки, а для того, чтобы защищать свой трафик, шифруя его, и избегать рисков нарваться на кибермошенников или организации, которые захотят каким-то образом перехватывать ваши данные либо использовать их в коммерческих или каких-то других целях. Еще одна полезная функция VPN – вы попадаете в свободный интернет без цензуры.

- И все-таки, как вы думаете, почему был заблокирован Telegram?

- Это было решение сверху. Есть, наверное, какое-то неприятие позиции Павла Дурова у высших должностных лиц. Он открыто заявляет о том, что не готов сотрудничать со спецслужбами, что никакие данные передавать не нужно, ведь данные пользователей священны. А у Павла Дурова и до этого было много столкновений с государством: когда у него отжимали «ВКонтакте», например.

 Кто-то связывает блокировку с внедрением криптовалюты от Telegram: мол, это может спровоцировать отказ людей от использования официальных денег в пользу новой крипты, которая наверняка будет очень популярна, поскольку мы знаем, что Павел Дуров высокоуровневый маркетолог, все его продукты вызывают огромный интерес у аудитории. Возможно, эта конкуренция деньгам, которую нельзя контролировать, также спровоцировала такую позицию государства.

Тут можно различные аргументы называть, но еще раз подчеркиваю, что это не единоличное решение Роскомнадзора, все-таки они бы побоялись сами его принять.

- Получается, что спрогнозировать развязку этой истории нельзя?

- Да, остается ждать и наращивать юридическое давление. От такого рода действий Роскомнадзора страдают не сами блокируемые сервисы, а различные интернет-ресурсы, которых задевают блокировки по IP-адресам. Конечно, когда задевают крупные ресурсы, им приходится реагировать. Но реакция может быть двух типов: либо бороться юридически, лоббировать свои интересы, либо уходить из России. И такой отток как западного, так и российского капитала за рубеж мы, конечно, видим. Обстановка правовой неопределенности не является инвестиционно привлекательной для бизнеса. Поэтому подобные блокировки – это удар и по экономике страны.

Наталья Налитова


РАНЕЕ В ЭТОМ РАЗДЕЛЕ:

































Карта сайта

Яндекс.Метрика