Гильдия издателей 17 декабря 2017
 
ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ!

О СОЮЗЕ ИЗДАТЕЛЕЙ (ГИПП) | Детская пресса | Конвергентная редакция в регионе | ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ | Московский фестиваль прессы
ГИПП рекомендует
Преимущества расклейки рекламного материала в подъездах (14.11.2017)
Y
Обзоры событий в медиа-среде
Вид для печати
Обсудить в форуме
30.11.2017
Какое будущее у казахстанских газет?
Источник: Информбюро
Алматинские газеты переживают сложные времена: помимо влияния интернета и потери читательского интереса печатная пресса лишилась и киосков.

Уничтожение сети распространения печатных СМИ и многомиллионные долги реализаторских сетей перед редакциями заставили частных издателей говорить о "социальной значимости" услуги по продаже газет и журналов. Informburo.kz рассказывает о том, что убивает печатную прессу помимо экспансии онлайн-СМИ и социальных сетей.

Итоги благоустройства города

40-летняя алматинка Меруерт торгует печатной продукцией в микрорайоне Коктем-1, считающемся достаточно престижным в южной столице. Меруерт оформила патент индивидуального предпринимателя, взяла разрешение на торговлю. Тут мало небоскрёбов, но нет и частного сектора: плотность застройки высокая ещё с советских времён. Многочисленные жители сгрудившихся вдоль реки Есентай пятиэтажек – её главная целевая аудитория.

Товар у Меруерт приобретают казахстанцы предпенсионного и пенсионного возраста. Покупательная способность выше у бизнесменов, но на этот развал под открытым небом, где она стоит круглый год, деловые люди почти не заглядывают – непрестижно. В межсезонье газеты страдают от осадков, летом на них собирается пыль.

До сих пор от непогоды кое-как её укрывал навес, который соорудили соседи, торгующие овощами. "И сыро, и холод, но сидишь. А что делать-то? Кормить детей надо. У нас двое." С приходом холодов женщина одевается максимально тепло: согреться здесь негде, сырость идёт снизу. Зимой Меруерт носит валенки с калошами. Горячую пищу она заказывает сюда же, прямо на рабочее место, чтобы не закрываться на перерыв. Здесь же она пьёт чай с подружками из овощного и цветочного павильонов, тут же поздравляют друг друга с днём рождения и с праздниками. Для самого продавца здесь нет никаких бытовых условий, только в безымянном строении по соседству, где разместилась букмекерская контора, есть санузел. Фотографироваться реализатор газет не желает, но разрешает сфотографировать то, что можно назвать "торговой точкой".

Нынешняя кампания по благоустройству города вычеркнула из городского ландшафта и навес, и железный стол Меруерт. После визита чиновников акимата рабочие срезали стойки и сдёрнули полиэтиленовую крышу. Меруерт убрала с "красной линии" свою импровизированную витрину и спряталась в подвал, где темно, сыро и пахнет крысами. Это уже частная, а не городская территория и здесь ей достаточно договориться с хозяйкой по арендной плате. В магазин поблизости перебираться она не хочет: "Мои бабушки и дедушки все приходят сюда". Теперь бывшее хранилище газет стало ещё и витриной. На скрутке качается электрическая лампа, товар разложен в прежнем порядке, а хозяйка согревается чаем, как и прежде.

С началом сезона дождей и снега газеты ей придётся укрывать полиэтиленовой плёнкой, чтобы печатная продукция не потеряла привлекательный товарный вид.

На прибыль от реализации живёт вся семья Меруерт, ведь весь заработок её супруга уходит на погашение банковского кредита. Она внимательно следит за тем, как повсюду в Алматы убирают киоски, реализующие печатную продукцию. Каждый такой снос приводит к ней новых клиентов, но и её саму тоже заставляет тревожиться за своё будущее. Она торгует уже десять лет, и через два года планирует свернуть своё маленькое дело окончательно. Финансово-экономические показатели своей деятельности Меруерт не раскрывает: "На газетах много не зарабатывают: 10, 20, 30 тенге от силы".

Надежда на помощь государства

Главный редактор и генеральный директор издания "Новая Газета" – Казахстан" Александр Краснер напоминает, что реализаторы на отпускную цену его газеты в 80 тенге набрасывают почти стопроцентную маржу и продают издание в розницу уже по 150 тенге. Если продавать только газеты и "немножко сопутствующих товаров", то такой рынок – нерентабельный, считает он. Однако пойти ва-банк и поднять вдвое цену на свою газету он тоже не готов: рынок просто схлопнется. А вот если же строить современные павильоны по образу и подобию мини-магазинов, где пресса будет на первом месте, только тогда рентабельность появляется.

Объективно оценить привлекательность рынка распространения печатных СМИ затруднительно. Александр Нездемковский, генеральный директор ТОО "Агентство "Kazakhstan Today" (сюда входят газета "Караван" и сеть киосков), оценивает рентабельность киосков в 2-3%. "Караван" их содержит лишь для того, чтобы продавать свою газету. Другие же медиа-менеджеры напоминают, что только ТОО "КазПресс", больше известное медиарынку своими красно-белыми киосками Nomad-Press, задолжало им миллионы тенге. Значительную долю прибыли реализаторская сеть поднимала на продаже коллекций от компании "Бурда": героев голливудских мультфильмов, моделей ретроавтомобилей и даже камушков.

Окончательную ясность в вопрос о миллионных заработках казахстанских журналистов могли бы внести владельцы типографий, раскрыв реальные тиражи изданий. Про создание в Казахстане независимой тиражной комиссии говорили в 2009 году, в период зарождения газеты "Время" и острого противостояния новичка с еженедельником "Караван". Но в республике она так и не появилась. В это же время в России функцию мониторинга и сертифицирования выполняет Национальная тиражная служба, регулярно публикуя чёрный список "тиражных врунов". Завышенный тираж в "поминальнике" газеты помогает недобросовестному редактору ввести в заблуждение рекламодателя, давно став частью недобросовестной конкуренции.

Российский же опыт борьбы издателей СМИ за распространение печатной продукции стал темой встречи представителей Казахстанского МедиаАльянса со своим коллегой – Александром Лапиным, председателем наблюдательного совета издательского дома "Евразия 21 век". Создавая медийный холдинг сразу в восьми областях России (Воронежская, Курская, Тамбовская, Белгородская, Смоленская, Тульская, Калужская область и пр.), бывший казахстанец смог отвоевать место под солнцем для себя и коллег, опираясь на победу Владимира Путина на выборах-2012.

Представители нескольких влиятельных российских СМИ отправились к главе государства с письмом, напомнив о своей роли в завершившемся предвыборном марафоне, и пожаловались на проблемы с распространением печатных СМИ в стране. Президент наложил традиционную резолюцию на просьбу медийных менеджеров, но на местах его указание власти всё-таки саботировали. Местные чиновники видели, что распространение СМИ в регионе, как бизнес, нерентабельно, и откровенно подводили его под банкротство космическими ценами за аренду муниципальных площадей и сносом киосков. Так, в частности, произошло в Белгородской области.

Газета как социально значимый товар

В диалогах с чиновниками, в своих эмоциональных выступлениях на форумах и в публикациях Александр Лапин увязал закрытие СМИ с нарушением стабильности всего государства. Смерть целой отрасли и уничтожение сети распространения печатных СМИ – это безработица сотен и тысяч людей по стране. Если журналисты останутся без работы, они пойдут в блогеры, "потому что ничего другого они делать не умеют. А так как они будут лишены средств к существованию и вопрос будет стоять о жизни их детей, это будут самые яростные и непримиримые враги российского государства. Если сегодня мы не можем, условно говоря, справиться с одним Навальным, бывшим блогером, то таких навальных появятся тысячи".

Губернатор Воронежской области прислушался к издателям и журналистам: организационное движение началось с создания объединения издателей и распространителей региона под эгидой Торгово-промышленной палаты Воронежской области в виде Комитета по предпринимательству в сфере СМИ. Структура смогла добиться появления постановления воронежской городской Думы: теперь под киоски выделяли уже не 4-6, а 18 квадратных метров. Чтобы преградить "богатеньким Буратино" со стороны доступ к схеме размещения этих "нестационарных торговых объектов", газетная торговля была отнесена к социально значимой группе товаров.

Изменить схему по итогам некоего конкурса и передать её под продажу, например, фаст-фуда стало невозможно. Стоимость права на заключение договоров по размещению киосков была снижена на 50%, и ни один киоск с тех пор в Воронеже демонтирован не был. Однако признанным лидером в продвижении печатных СМИ к потребителю стала не Воронежская, а Липецкая область. Там этот рынок освоила и умудрилась защитить 80-летняя активная пенсионерка: её 300 (!) больших киосков (площадью по 20 кв. м) размещены по самой низкой ставке арендной платы. Её система распространения признана лучшей, её предприятие – самым эффективным, а сотрудничество с местным губернатором – самым успешным.

Большую роль сыграли контакты медийщиков с министерскими чиновниками из Минкомсвязи. Примеры Липецка и Воронежа сподвигли чиновников выпустить приказ по поддержке розничной системы распространения периодической печатной продукции. Там впервые был обозначен норматив: главам регионов рекомендовали каждых 2500 жителей области обеспечивать как минимум одним киоском. Площадь такого киоска – до 18 кв. м, а это уже полноценный торговый павильон. Срок размещения торговых павильонов – до 5 лет, ведь за год-два вложения не вернуть. Пролонгация – автоматическая, если киоск ведёт профильную работу с акцентом на распространение именно СМИ. Рекомендованная арендная плата была определена отдельно для городов-миллионников (30 RR/кв. м) и для городов с меньшим населением (10-15 RR/кв. м). Этот приказ Минкомсвязи г-н Лапин называет дубинкой, с которой российские медийщики стали ходить по высоким кабинетам региональных чиновников.

Но в диалоге с властью журналисты начали присваивать губернаторам рейтинги за работу со СМИ. В Воронежской области была создана рабочая группа во главе с заместителем председателя правительства: киоски не просто перестали сносить, но медийщики даже добились субсидирования и спонсирования новых павильонов. Клиент перестал просовывать в "скворечник" свою копеечку, а смог зайти и оглядеть всю линейку товаров. В итоге выручка таких точек выросла в 2-4 раза: "Люди хотят культурно отовариваться – даже и газетами, журналами. Чтобы всё было на высшем уровне". Воронежская областная дума на паритетных началах (50 на 50) начала выделять реализаторским сетям деньги: так в 2017 году в области появилось 9 новых торговых павильонов. "Это – первый этап, который мы прошли, остановив беспредел", – резюмировал Александр Лапин.

Комментируя историю российского успеха, Александр Нездемковский ("Караван") напомнил, что совсем недавно на многих остановках Алматы можно было увидеть киоски сразу трёх реализаторских сетей – "Караван", "Дауыс" и Nomad Press. Но ему также очевидно, что на продаже печатной продукции денег не заработаешь. Проездные билеты на общественный транспорт Алматы позволяли реализаторской сети "Каравана" хоть как-то сводить концы с концами, но их отменили.

Диалог с акиматом тем не менее у издателей выстроился "нормально": городские власти Алматы представили новый образец торговых киосков. Если "Караван" их построит, медиа-холдинг получит у акимата места в городе. Правда, семь киосков уже потеряны в ходе облагораживания Алматы: теперь на их месте пролегают велодорожки и пешеходные зоны. И новых мест "Караван" не получает. Однако с уходом с рынка сразу двух реализаторских сетей – "Дауыс" и Nomad Press мест будет очень много.

"Но мы не потянем их никак. Не нужен нам инвестор, нам нужна дотация". Господин Нездемковский рассчитывает на поддержку коллег в диалоге с властями о дотациях. На вопрос, возможно ли поднять розничную цену на "Караван" вдвое, улучшить качество контента с тем, чтобы и уважать себя заставить, и признания читателя добиться, он ответил, что с появлением в «Караване» новой команды во главе с главным редактором Игорем Шахновичем контент газеты был значительно улучшен. Вырос тираж, уменьшился возврат от продавцов. Повышение же цены – это "действительно сложный вопрос. Мы постоянно просчитываем риски, чтобы соблюсти баланс между окупаемостью печати и покупательской активностью. Но, из-за постоянного роста цены на бумагу, краску, пластины, повышение цены – неизбежный процесс".

Руслан Минулин


РАНЕЕ В ЭТОМ РАЗДЕЛЕ:

































Карта сайта

Яндекс.Метрика