Гильдия издателей 21 ноября 2017
 
ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ!

О СОЮЗЕ ИЗДАТЕЛЕЙ (ГИПП) | Детская пресса | Конвергентная редакция в регионе | ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ | Московский фестиваль прессы
ГИПП рекомендует
Преимущества расклейки рекламного материала в подъездах (14.11.2017)
Y
Обзоры событий в медиа-среде
Вид для печати
Обсудить в форуме
18.10.2017
Как в столице изменилась уличная торговля
Корреспондент «КП» разбирался, что происходит с киосками в Москве.

Можно сказать, что реформа столичных киосков началась семь лет назад на площади 1905 года. Туда почти сразу после своего назначения нагрянул мэр Москвы Сергей Собянин и, увидев целую кучу старых обшарпанных ларьков, пришел в ужас. Эти безумные постройки заслоняли собой памятник участникам восстания 1905 года и изо всех щелей выдыхали антисанитарию. Вокруг палаток бегали крысы и кучковались бомжи. И это в пяти километрах от Кремля!

Мэр тогда уволил глав Тверского и Пресненского районов. И начал масштабную кампанию: предстояло перевести уличную торговлю в цивилизованное русло.

Реклама 30

В 90-х в столице торговали чем и где могли. Помимо киосков, где продавали прессу, мороженое, театральные билеты, стали появляться павильоны с шаурмой, кафешки-стекляшки, магазинчики, мастерские, пункты обмена валюты - в общем, товары и услуги на любой вкус. Особенно полюбились бизнесменам места у метро - народу много и деньги крутились там бешеные.

Лепили же свои ларьки как бог на душу положит. В основном схема была такая: получали землю под установку павильонов в 90-е годы, договор заключался на пять лет, но потом предприниматели обкладывали свои заведения кирпичом, заказывали в проектных институтах заключения, что это капитальные строения. И оформляли свидетельства на право собственности. То есть по сути - самострой и самозахват городской земли.

По истечении срока город требует убрать объект. Но товарищ достает свидетельство и говорит: «У меня уже оформлена собственность, и его никто тронуть не может». Город идет в суд. А суд отвечает: «Свидетельство выдано три года назад, и срок исковой давности истек, поэтому все свободны».

Город погряз в судах с предпринимателями. Выиграть удалось лишь единичные дела, а такого самостроя в столице было тысячи. И, возможно, самолепные павильоны до сих пор загромождали бы улицы, если бы в Гражданский кодекс не внесли поправки, согласно которым муниципалитет имеет право сносить такие здания.

Ночью 9 февраля 2016 года прошла самая масштабная волна сноса. Убрали торговый центр «Альбатрос» на «Щелковской», торговые ряды на «Арбатской», «Чистых прудах» и «Кропоткинской». Потом под снос пошла и знаменитая «Пирамида» на Тверской.

Параллельно со сносом самостроя стали убирать и отслужившие свое ларьки печати, мороженого и другие.

АРЕНДА, ТОЧНО СТАВКА В КАЗИНО

На месте старых ларьков сейчас устанавливают павильоны, для которых специально разработали дизайн. Всю подготовку по их оснащению город взял на себя. Занять такой ларек может любой предприниматель (установить свой, как раньше, уже нельзя). Для этого надо выиграть аукцион, который проводит Департамент торговли и услуг, и внести арендную предоплату за 6 месяцев. Иной раз выходит круглая сумма, которая, кстати, возврату не подлежит. Даже если у коммерсанта не пошла торговля и он решил расторгнуть договор.

То есть бизнес вывели из тени. Исключили возможность взяток и коррупции. Дали всем участникам торгов равные стартовые возможности. Но предприниматели все равно недовольны.

Владелец торгового дома мороженого «Интерайс-Южное» Сергей Куранов всерьез подумывает отказаться от этого бизнеса. Притом что у него целая сеть в городе (51 киоск).

- Раньше я брал участок в аренду и ставил на нем свой ларек, - рассказал он «КП». - И платил за это копейки. Шесть-семь тысяч рублей (в год!). Теперь я плачу два с половиной миллиона рублей в месяц (за все объекты).

Почему же так взлетели арендные ставки?

ТОРГ УМЕСТЕН!

Торги проходят в режиме онлайн. Участники выбирают киоск, который им понравился, и начинают соревноваться. Первоначальная цена лота - от 7200 до 11 500 рублей (в зависимости от месторасположения). И порой предприниматели заигрываются и поднимают стоимость аренды до изумляющих вершин.

- Такое ощущение, что я в зале игровых автоматов, - говорит Куранов. - На торгах начинаешь прикидывать. Ага, 40 тысяч в месяц - это аренда, плюс 13 500 - торговый сбор, 5 - электроэнергия, процентов 60 наценка (разница между розничной и оптовой ценой товаров, необходимая для покрытия издержек. - Авт.)... Получается на грани. Но ты надеешься на чудо и делаешь еще одну ставку. В этот момент на другом конце Москвы сидит человек и думает: ага, раз он так пошел, значит, дело верное. И тоже повышает. Достаточно быстро это уходит за грань рентабельности. И никто в этом не виноват, кроме самих предпринимателей.

Если ларек стоит у метро и не в спальном районе, а в центре, его аренда может доходить до 300 тысяч рублей в месяц. Бывает и больше. Например, на Манежной площади стоит тележка с мороженым, которая стоит 580 тысяч рублей в месяц. Но там - вал людей.

КРУПНЫЕ ФИРМЫ НАСТУПАЮТ НА ПЯТКИ

Онлайн-аукционы были созданы специально для развития малого и среднего бизнеса. На торги допускают только предпринимателей с годовым оборотом не более 2 млрд. рублей. Это должно исключить крупных игроков, которые малышей и середнячков просто задавят. Еще одно благое намерение.

Например, почти половина точек с мороженым в Москве принадлежит «Айсберри» (400 точек). В торгах от холдинга участвуют принадлежащие ему маленькие фирмы. Так что правила формально они не нарушают и монополию держат.

- Для них стоимость лота не имеет большого значения, - говорит директор ООО«Неотрейд» Александр Худяков. - Хозяин - крупнейший бизнесмен, нефтяной магнат. Для него это второстепенный бизнес, в который он может закачивать любые деньги. А у предпринимателей помельче такой финансовой подушки нет. Вот они и проигрывают.

Но, по сути, жителям города все равно, кто побеждает в аукционах - большая фирма или начинающий предприниматель. Главное, чтобы было где купить газету, цветы, мороженое, билеты в театр.

УХОДЯЩИЙ ФОРМАТ

В результате реформы уличной торговли как класс исчезли киоски с общепитом. Хочешь вспомнить молодость и закусить шаурмой - иди в ресторан или кафе. Но необязательно сидеть за столиком. Ресторанам разрешили торговать через специальное окошко - еда навынос. Главное, чтобы все соответствовало санитарным нормам, был водопровод, электричество - все стационарное.

Отмирают и хлебные киоски. В мэрии их называют уходящим форматом. Потому что хлеб мы в основном покупаем в больших магазинах.

В редакцию «КП» поступало много жалоб, что старый киоск снесли, а новый не работает. Особенно это касалось киосков печати (сейчас их - 1838). И каждый раз выяснялось, что к новому объекту еще не успели подключить коммуникации (все это согласовывается на местном уровне с префектурой и управами). Бывает, тянут сами предприниматели. Но большинство киосков, которые обозначены в официальной схеме размещения, уже работают (см. «Важно!»). И, как говорят в мэрии, цифра эта будет только расти.

КСТАТИ

ЭКОНОМИКА ЛАРЬКА

Александр Худяков не самый крупный предприниматель. У него 6 киосков мороженого. При этом выйти в плюс получается далеко не всегда.

- Сейчас, например, ежедневная выручка составляет две тысячи рублей, - рассказал он «КП». - Осень. Мороженое берут не очень-то. Предположим, что наценка 100%. А значит, чистая прибыль - одна тысяча (в месяц - 30 тысяч рублей). Аренда киоска - 20 тысяч. Плюс 13 500 - торговый сбор (его размер зависит от округа, в центре он больше всего). И то, и то надо платить каждый месяц. Уже получается 33 500. Еще 3500 за электроэнергию, расходы на ремонт оборудования, хозтовары, моющие средства... Переваливает за 40 тысяч. А еще ведь надо платить продавцу зарплату. И что делать? Потому многие предприниматели и расторгают договоры.

Нужно добавить, что выручка напрямую зависит от месторасположения киоска. Две тысячи рублей она может быть где-нибудь в спальном районе. А на той же Манежной площади, где только аренда полмиллиона, уже совсем другой порядок цифр.

То есть бизнесу надо четко просчитывать все риски.

- Жаль, что мы не можем теперь сами выбирать место для киоска, - добавляет предприниматель Сергей Куранов.

Однако мэрия в схеме размещения киосков руководствуется потребностями жителей, а не выгодами бизнеса (см. «Прямая речь»).

ВАЖНО!

Посмотреть, какие ларьки находятся рядом с вашим домом, можно на портале открытых данных правительства Москвы (https://data.mos.ru/opendata/619). Там указаны не только киоски с печатью, цветами, хлебом, но и все остальные павильоны, в которых торгуют рыбой, табаком, квасом, молоком, кондитерскими изделиями, мясом и так далее, - всего 10 343 объекта.

Из ИСТОРИИ КИОСКА

Кто владел золотыми палатками

Светлана ВОЛКОВА

Собственник торгового центра «Пирамида» - Вячеслав Васнев. В 1992 году The New York Times даже посвятила «царю московских киосков» 24-летнему Васневуцелую статью.

Городок из павильонов на Ленинградском проспекте в районе станции метро «Сокол» принадлежал Фазилю Измайлову. При прежней городской власти - глава управы района Сокол и зампрефекта Северного округа Москвы (освобожден от должности после прихода Собянина). Он же - Фазиль Исмаилов, брат бывшего владельца Черкизовского рынка Тельмана Исмаилова.

Как и Измайлов-Исмаилов, многие прежние владельцы ларьков-самостроев или сами представляли власть, или трудились в тесной смычке с префектурами, получая разрешения и земли чуть ли не даром.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Руководитель Департамента торговли и услуг Алексей НЕМЕРЮК:

Продовольственных павильонов станет больше

- Алексей Алексеевич, можно сказать, что реформа киосков, которую начал мэр Москвы семь лет назад, уже завершилась?

- И да, и нет. Завершился поиск подходов к уличной торговле. Количество киосков будет расти. В метрополитене идут аукционы, в парках. В подземных переходах (тех, что контролирует «Гормост»). Формат городских киосков получил единообразие. По итогам аукциона предприниматель получает готовый объект с подключенными коммуникациями и торговым оборудованием. Ставишь кассу, привозишь товар - и вперед. Это то, чего хотели сами предприниматели. Наряду с киосками в Москве скоро появятся новые продовольственные павильоны - площадью от 50 до 100 метров (в зависимости от локации). Они также не являются капитальными объектами и оснащены кондиционерами и водоснабжением.

- По какому принципу размещают киоски? Предприниматели не хотят торговать в спальных районах.

- Конечно, продавцам выгоднее работать возле станций метро. А как быть бабушке, которая живет в двух километрах от этой станции? Почему она должна столько идти? Сегодня процент обеспеченности стационарными магазинами в Москве равняется 96%. То есть, если вы выйдете из дома, в 300 - 500 метрах обязательно найдете торговую точку с продуктами. Киоски - это формат импульсной покупки. И мы стараемся распределять их по городу равномерно.

- Что делать с киоском, от которого предприниматели отказываются еще на стадии торгов?

- Мы выставляем его на торги еще раз. Потом в третий. Если все равно не берут, делаем скидку. До тех пор, пока стоимость лота не устроит предпринимателя.

- Можно ли как-то регулировать торги, чтобы участники не взвинчивали цены до заоблачных высот?

- Есть процедура. Она прозрачная и утверждена законом. И регулировать поведение предпринимателей мы не можем. Та же антимонопольная служба скажет, что это незаконно.

Светлана Волкова, Павел Клоков


РАНЕЕ В ЭТОМ РАЗДЕЛЕ:

































Новости зарубежных партнеров
Google, Facebook Executives to Discuss their Media Relations in Cartagena
Four Latin American speakers and one event you cannot miss!
London to Host Digital Media Awards and Conference
Indian news publishers gear up for big growth cycle
FIPP World: The state of brand licensing; Egmont; The Economist; South China Morning post at DIS 2018
FIPP World: Meredith; Vogue International; New FIPP Board members; Media tech trends; and more
INMA: Latest news events in the world media 21 August - 11 September
INMA: Latest news events in the world media July 22-31
EMMA: Latest News 10.08 - 11.09.2017
EMMA: Latest News 4.07 - 18.07.2017

Карта сайта

Яндекс.Метрика