Гильдия издателей 22 июля 2017
 
ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ!

О СОЮЗЕ ИЗДАТЕЛЕЙ (ГИПП) | Детская пресса | Конвергентная редакция в регионе | ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ | Московский фестиваль прессы
ГИПП рекомендует
Подбор запчастей для хендай портер - важный вопрос для любого владельца иномарки (13.05.2017)
Y
Обзоры событий в медиа-среде
Вид для печати
Обсудить в форуме
15.05.2017
Демьян Кудрявцев, «Ведомости»: «Взвешенность и, как бы, независимость как государственнических, так и частных инициатив — важнейшее свойство главного редактора»
Источник: Планета СМИ
В программе «Особое мнение» на радио «Эхо Москвы» принял участие член Совета директоров газеты «Ведомости» Демьян Кудрявцев. Вынесенный на повестку дня ведущей программы Оксаной Пашиной вопрос напрямую касался будущего «Ведомостей» (как сообщала PlanetaSMI.RU, на прошлой неделе в издании сменился главный редактор — новым руководителем издания решением совета директоров избран Илья Булавинов).

PlanetaSMI.RU публикует ту часть беседы с Демьяном Кудрявцевым, которая была посвящена произошедшей смене главы редакции, будущем «Ведомостей», а также обсуждению причин несостоятельности поисковика «Спутник».

***

О.Пашина: <...> Со вчерашнего дня во главе редакции газеты «Ведомости» встал Илья Булавинов, который был утвержден на этой должности еще в марте. <...> До этого он возглавлял дирекцию интернет-вещания «Первого канала», его кандидатуру предложил Совету директоров газеты «Ведомости» как раз сам Демьян Кудрявцев. Ну а журналисты поддерживали кандидатуру шеф-редактора сайта издания Екатерины Дербиловой.

До прихода на «Первый канал» в 2014 году Илья Булавинов был главным редактором сайтов РИА Новости и «Коммерсантъ». В «Коммерсанте» он в общей сложности проработал 20 лет. О том, как изменится редакционная политика газеты «Ведомости» и изменится ли она вообще, мы обязательно поговорим с Демьяном Кудрявцевым. <...> Могу сообщить вам также, что ранее Демьян Кудрявцев уже комментировал эту тему. В свое время он сказал, что при выборе нового главного редактора выбор стоял между двумя концепциями развития газеты «Ведомости», а не между двумя личностями. Нужно ставить внутреннего человека для обеспечения большей преемственности и большего комфорта или нужно ставить внешнюю руку как агента изменения, как импульс, который задаст какие-то новые векторы развития, — объяснял Демьян Кудрявцев. Он уточнял при этом, что сам он всегда за экспансию, развитие и какие-либо изменения, так как на этом рынке обновления крайне важны. <...>

Те, кто тревожатся в связи со сменой главного редактора, боятся, что изменится редакционная политика, они припоминают Илье Булавинову работу на «Первом канале» и в «РИА Новостях». Так изменится редакционная политика? Где будет проведена двойная сплошная? — спрашивают наши слушатели.

Д.Кудрявцев: Удобство и ценность моей позиции состоит в том, что я настолько не занимаюсь редакционной политикой, что даже не могу сказать, изменится она или нет. И вообще мои представления о ней, к счастью, равны читательским. Или, может быть, даже меньше их, потому что я газету читаю реже, чем некоторые наши самые преданные читатели, потому что у меня на это нет времени.

Я думаю, что редакционная политика меняется всегда, потому что газета — это отражение какой-то нашей жизни. И жизнь меняется, и меняется газета. Я, по крайней мере, так надеюсь на это. И что все эти 20 лет почти, которые она существует, она тоже менялась и была разной. Может быть, это не ежедневно заметно. И судить о продукции по знамени ее, по единственному узнаваемому в каком-то смысле лицу, по главному редактору — это понятное желание, но оно неверное. Но даже если так делать, то, соответственно, тогда и смотреть внимательно, да? Важно понимать, что Илья Булавинов 20 лет, причем это были и его лучшие 20 лет, и 20 лет лучшие «Коммерсанта», проработал в «Коммерсанте». И тоже «Коммерсант» был за эти годы очень разным.

Поэтому изменится редакционная политика, не изменится... И по закону о СМИ по моим представлениям о действительности это вопрос не ко мне.

Создал ли я для этого какие-то особые предпосылки, сменив главного редактора? Да, безусловно. Но, собственно говоря, Татьяна ушла сама, и мы понимаем, что рано или поздно он бы всё равно сменился. Считаю ли я, что человек обязательно, работавший на «Первом канале», является, как бы, поводом бояться, что она тогда обязательно сменится в какую-то такую прогосударственную сторону? Нет, не считаю, иначе бы не поставил Илью, потому что я считаю, что взвешенность и, как бы, независимость как государственнических, так и частных и любых других инициатив — важнейшее свойство главного редактора, но не единственное. Еще важны некоторые умения и навыки, и в этом смысле работа на «Первом канале», где он не работал редактором и не занимался контентом, эти навыки как раз ему дала (потому что он занимался там) технология организации, как бы, интернет-вещания больших, сложных интернет-продуктов, и этот опыт объективно немного где есть взять. И в сочетании с его коммерсантовским опытом, я считаю, что это дало ему преференции. Я надеюсь, что мы это увидим в газете.

О.Пашина: Если говорить об отношении читателей, то читатели — они за стабильность. И вы в свое время говорили, что если бы была бы Екатерина Дербилова, которую предложила редакция, это был бы путь к сохранению преемственности, к стабильности. Булавинов — это какой-то прорыв к чему-то новому. Почему нужен такой прорыв? Ощущается какой-то застой?

Д.Кудрявцев: Я бы не хотел обсуждать внутренние, как бы, мои представления о газете — это не вполне вежливо по отношению к журналистам, которые там работают. Но это свойство в каком-то смысле моего характера, да? Я считаю, что бежать куда-то быстрее, выше, сильнее и дальше с учетом рисков, которые это порождает, всегда лучше. Жизнь короткая, хочется успеть сделать больше.

Безусловно, в этом забеге это не единственная ценность, да? Всё остальное так же важно. Я посчитал, что эта фигура — это компромисс между изменениями и сохранением каких-то традиций не обязательно «Ведомостей» и уж тем более не «Коммерсанта», конечно, а вообще представлений о том, что такое настоящая серьезная газета, которые, безусловно, у Ильи есть.

И надо сказать, что... Ну, это же не обязательно бы так получилось, да? Если бы я предложил какого-то человека, за которым не было бы этого опыта, я бы уверен был, что Совет меня и поддержал.

Что же касается того, что читатели за стабильность, да это как избиратели за стабильность. Это только кажется так. А, на самом деле, и читатели, и избиратели за то, чтоб было лучше. А боятся они того, чтоб стало хуже. А так, как есть, никого никогда, на самом деле, не устраивает, но просто в выборе между этим люди склонны: «Давайте мы лучше посидим на месте».

Станет хорошо, лучше — читатели это поприветствуют. Станет хуже — как бы, будут недовольны. И только эта реакция будет настоящая. А вот эта реакция ожидания — ее в любом случае надо пережить.

Катя Дербилова знакома коллективу, Катя Дербилова — ценнейший профессионал. Надо сказать, что для читателей это такое же в каком-то смысле малоизвестное слово как Илья Булавинов — никто из них несравним с Татьяной по известности.

***

О.Пашина: Про национальный поисковик «Спутник» спрашивают наши слушатели. Попытка запуска этого самого национального поисковика признана неудачной, деньги были потрачены огромные.

Д.Кудрявцев: И наши с вами в каком-то смысле.

О.Пашина: И наши с вами в каком-то смысле. И для меня как для неискушенного пользователя это заведомо была провальная идея соперничать с Яндексом, с Google. Кто украл деньги?

Д.Кудрявцев: На самом деле... Смотрите. Как в известном анекдоте, проблема не в том, кто их украл, хотя, безусловно, какую-то часть украли, а проблема в том, что всё остальное тоже профукали зря.

Тут есть две точки зрения, и я придерживаюсь обеих, потому что, на самом деле, проблема вообще лежит в другой плоскости. Первая точка зрения состоит в том, что не надо делать то, что сделано. Как бы, не чешется — не чеши. Есть, на что потратить силы в несделанных областях. Не надо, прикрываясь какими-то там суверенно-демократическими почвенническими идеями, никого догонять и перегонять, Америку по росту кукурузы. Это извечная российская проблема. Странно было бы, если бы ее и в интернете не пробовали десять раз. Это с одной стороны.

С другой стороны, Google запустился, когда была куча поисковых систем, названия которых знал каждый человек, а сегодня ни один человек не помнит, да? Яндекс запустился, когда в мире была куча поисковых систем, которые решали практически все проблемы, и так далее. Если запретить людям делать то, что уже сделано, никогда не будет сделано что-то, что лучше. И обе точки зрения правомочны.

На самом деле, проблема-то в другом. Проблема в том, что ни то и ни другое не делал «Спутник», не делал он никакого конкурента Google, не делал он никакого национального ничего в пику иностранцам. Более того, национальный поисковик у нас уже есть — он называется «Яндекс» и контролируется он государством. И попытка была сделать «Спутник» — это была внутрицеховое или, скажем, межбашенное выяснение отношений по поводу того, кто успешнее может контролировать какие-то сферы IT и области для того, чтобы получить в будущем какие-нибудь награды, должности и так далее.

Вот в этом смысле, когда это не естественный рост предприятия, которое придумали пять человек, там, на коленочке соперничать с мировыми или даже пусть российскими лидерами и, конечно, скорее всего, они проиграют, но пусть попробуют, а когда это изначально крупное административное решение одного клана против другого, оно обречено, потому что...

О.Пашина: Так, а интересно: а кланы — это кто? Яндекс — это кто? А «Спутник» — это кто?

Д.Кудрявцев: Яндекс — это, ну, прежде всего это Яндекс, конечно, но контролируется Яндекс и принимаются решения по Яндексу некоторой властной псевдолиберальной или окололиберальной группой и, в частности, золотую акцию Яндекса держит Греф. И это, соответственно, какой-то набор людей, которые считают, что «Нет, ну, конечно, государственничество, но давайте, как бы, без крайностей». А Ростелеком — это люди, принадлежащие к гораздо более консервативным и изоляционистским кругам, которые, надо сказать, поменялись уже за несколько лет, что «Спутник» делают, но всё равно они у нас всегда есть.

И вот выяснение отношений было там. Оно было обречено. В каком-то смысле, как в том известном анекдоте, когда два человека выходят из казино, один голый, а другой в трусах... Я очень рад, что они вовремя не остановились, потому что они могли продолжать палить на «Спутник» наши с вами деньги... Мы же с вами их не спрашивали про это.

О.Пашина: Да многие даже не знали.

Д.Кудрявцев: Конечно! Общество же не задает вопросов.

О.Пашина: А я, например, даже не подозревала о существовании «Спутника» до тех пор, пока не сообщили, что проект провалился, извините.

Д.Кудрявцев: Так мы и о жизни многих людей узнаем из некролога.

по материалам Эха Москвы


РАНЕЕ В ЭТОМ РАЗДЕЛЕ:

































Карта сайта

Яндекс.Метрика